В.Н. СОЛОПОВ

АСТМА. ПОМОГИ СЕБЕ САМ

Спасение утопающих  – дело рук самих утопающих!

Грустно, но страны, где уровень заболеваемости астмой самый высокий в мире (в Великобритании – до 30% от всего населения, в Германии – до 20% и т.д.) навязывают свои научные концепции и «стандарты» лечения астмы в России. Так и хочется вспомнить пресловутого «французика из Бордо» из грибоедовского «Горя от ума», который учит нас жизни. И словами классика воскликнуть: «…чтоб истребил Господь нечистый этот дух пустого, рабского, слепого подражанья!»

Книга издана к 25-летию астма центра «Астма-Сервис»


Солопов Виктор  Николаевич

Инженер-химик и врач-пульмонолог, кандидат медицинских наук. Окончил Военную академию химической защиты, а впоследствии 2-й Московский государственный медицинский институт им. Н.И. Пирогова. С 1982 по 1989 г. В.Н. Солопов – ординатор, аспирант и научный сотрудник кафедры А.Г. Чучалина. В эти годы он разрабатывает собственные методы исследования астмы и предлагает новый подход к ее лечению с помощью ультразвуковых ингаляций. Это не соответствовало консервативной научной доктрине. Независимые научные взгляды, пренебрежение к официальным догмам и организация собственного небольшого центра – медицинского кооператива «Пульмонолог» – вылились в принципиальные разногласия с А.Г. Чучалиным. В итоге последовало увольнение «по собственному желанию», а несогласие с академиком обернулось взаимной неприязнью и враждой.
С 1989 по 1991 г. доктор Солопов – старший научный сотрудник НИИ возрастной физиологии и гигиены. В эти годы им разработана оригинальная теория эволюции астмы, раскрывающая причины повышения заболеваемости и смертности, а также механизмы внезапной смерти от этого заболевания. Результатом почти 10-летних научных исследований стали около 50 печатных работ и изобретений, напечатанных в России и за рубежом, а также опубликованная серия книг по астме: «Астма. Как вернуть здоровье», «Астма. Эволюция болезни», «Астма. Истинная причина болезни». В настоящее время В.Н. Солопов продолжает научно-практическую работу в рамках организованного им медицинского центра «Астма-сервис».

 

От автора

Мне часто передают одну и ту же фразу представителей «официальной» медицины: «А кто такой Солопов?» Жаль, конечно, что коллеги меня не помнят или не хотят помнить, хотя я в медицине веду весьма активную деятельность. Да и публикаций обо мне и центре «Астма-Сервис» было предостаточно. Видимо, те, кто-то спрашивает обо мне, лет 20-25 назад были еще в том возрасте, когда газет не читают. А поскольку об истории моей научной «карьеры» писали в газетах довольно-таки давно – в 90-х гг., они обо мне ничего не слышали. Вот я и решил еще раз представиться, используя одну из публикаций журналиста. Автор ее – Вячеслав Недогонов – человек, который пытался в силу своих убеждений помочь мне внедрить в жизнь полезные изобретения. Статья эта не оплачивалась (как это принято сейчас), она была написана как продолжение моей истории из предыдущей публикации «Комсомольской правды». Поэтому я и решил, перепечатав ее в книге и поставив на свой сайт в Интернет, объяснить всем, «кто же такой В.Н. Солопов». Ну а описывать самому далеко не лучший период в жизни – научную и практическую работу в государственной медицине – мне просто не хотелось. Поэтому я решил обратиться к истории и перепечатать «древнюю» статью, тем более что атмосфера прошлых лет описана в ней довольно точно.Для публикации этой статьи у меня были и другие соображения: в ней доступно для любого читателя излагаются мои принципиальные разногласия с «официальной» наукой во взглядах на проблему астмы, основанные на результатах исследований, проведенных в то время. А заодно они познакомятся и с моей биографией. Ну а задающие вопрос, «кто такой Солопов?» будут отныне знать ответ.

«Московские новости», № 17, 24 апреля-1 мая 1994

Кислородное голодание

 Безвестный российский ученый подошел к решению мировой загадки, за что и был уволен «по собственному желанию»

 Два месяца назад доктор Солопов понял, что надеяться ему больше не на кого. Это случилось как раз в тот момент, когда его лабораторию в очередной раз выставили на улицу. Осознав, что бороться бесполезно, он перенес уникальное оборудование и компьютер в свою трехкомнатную квартиру на 16-м этаже жилого дома в одном из спальных районов Москвы и продолжил исследования. Доктор очень спешил. Ему осталось написать еще одну – последнюю – книгу, и тогда во всеуслышание будет объявлено о решении проблемы, над которой лучшие медицинские умы человечества бьются уже два века.

 История болезни

В конце XVIII века немецкие ученые Куршман и Лейден стали систематически изучать странную болезнь – астму. Ни с того ни с сего вполне здоровый на вид человек начинал задыхаться. Вдохнув полной грудью, больной не мог выдохнуть, некоторое время корчился в муках, но в конце концов приступ прекращался. Прошло всего пятьдесят лет, и экзотическая болезнь превратилась в довольно распространенный недуг – бронхиальную астму. Первое время астму пытались лечить пиявками, шпанскими мушками и простым кровопусканием. Однако к концу прошлого века ученым-медикам стало ясно, что эти средства устарели, – задыхающихся людей стало еще больше.
В начале XX века в организме человека нашли вещество адреналин, снимающее у больного астматический спазм без помощи врача. Синтезировав искусственный адреналин, ученые стали использовать его для лечения. Казалось, болезнь раз и навсегда побеждена. Во всяком случае до 30-х годов в научной литературе было описано не более 100 случаев смерти от астмы. Шло время, и фармакологические фирмы синтезировали более эффективные средства. В конце 40-х у астматиков появился аэрозольный баллончик.
Кошмар начался в 60-х годах в Великобритании. Молодых астматиков стали находить мертвыми в квартирах и на улицах. Медики были в замешательстве: в руках погибших был зажат аэрозольный баллончик. Последующие двадцать лет вывели астму на одно из первых мест в мире по смертности. Ежегодно она уносит более двух миллионов человек (уступая сердечно-сосудистым заболеваниям, но опережая раковые). Чего только не перепробовали врачи для лечения астмы! От аэрозольных баллончиков перешли к сильнейшим гормональным таблеткам и инъекциям. Раз в несколько лет лучшие ученые мира собираются на конгрессы, а в Великобритании уже многие годы действует научный фонд для решения проблемы астмы под патронажем английской королевской семьи. И все впустую. Только в США за последние 10 лет смертность от астмы увеличилась вдвое. И до сих пор остается загадкой, почему человек, вооруженный лучшими лекарствами, в одночасье погибает. 

 Разгадка близка?

В 1975 году военный инженер-химик Виктор Солопов уволился из рядов Вооруженных Сил СССР. Через год он стал студентом 2-го Московского мединститута. Окончив его, поступил в ординатуру, а затем и в аспирантуру на кафедру внутренних болезней. Там будущий ученый встретился с академиком АМН Александром Григорьевичем Чучалиным – признанным авторитетом в пульмонологии, неизменным консультантом 4-го Главного управления. Академик заметил начинающего ученого и благосклонно отнесся к его методам исследования астмы. В конце 80-х годов Виктор Солопов успешно защитил кандидатскую диссертацию.
Правда, уже тогда на кафедре довольно скептически относились к его утверждениям о том, что тайна астмы в скором времени будет раскрыта. Если лучшие головы мира за двести лет не приблизились к разгадке – что может сделать молодой самонадеянный кандидат наук? Впрочем, его терпели, во-первых, из-за благосклонности влиятельного шефа, а во-вторых, потому что побаивались: ведь о той сфере, откуда пришел Солопов, гражданские врачи почти ничего не знали – а что если военная наука сделала уже какие-то свои секретные открытия? С началом кооперативного движения доктор Солопов открыл свое дело в поликлинике на окраине Москвы. Первые же опыты лечения тяжелых больных убедили: он на верном пути.

  Почему погибает «дерево»?

 Мы привыкли считать, что человек дышит легкими. Но это не совсем так. Легкие пронизаны сотнями тысяч бронхов, поверхность которых выстлана микроскопическими ресничками. Именно эти реснички очищают воздух от пыли и микробов, делая его стерильным. И только после этого молекулы кислорода попадают в кровь. А реснички тем временем спокойно выводят наружу оставшийся «мусор». Но если воздух чересчур загрязнен, реснички со своей задачей уже не справляются. Природа и это предусмотрела: бронхи сужаются, уменьшая поток загрязненного воздуха. Мы начинаем кашлять и слышим шумы в легких.
Много веков мы дышали без проблем, пока не появилась промышленность. В воздух попали тонны оксидов углерода, металлов, угольной пыли, бензиновых выхлопов... Уже первые исследования астмы показали: некоторые из этих веществ могут вызвать сильный спазм бронхов. Если вовремя не справиться с аллергией, удушье перейдет в хроническую форму.
Как вылечить астму? Для этого как минимум нужно знать, что лечишь. В этом вопросе советская и западноевропейская медицинские школы разошлись во мнениях. В СССР считалось, что существует множество форм астмы: пищевая, нервно-психическая, аспириновая, инфекционная, аллергическая. Западная медицина выделила две причины болезни – внешнюю (профессиональные вредности, аллергены) и внутреннюю. И вдруг доктору Солопову удалось установить: хотя причины и разные, болезнь протекает по строгим законам. А значит, зная «программу» болезни, можно точно моделировать ее развитие и влиять на нее! Первые же публикации неизвестного ученого в иностранных научных журналах взволновали научную общественность. Вскоре на прием к Солопову явился первый секретарь посольства Великобритании в Москве доктор Харальд Липман.

 Диссидент

Доктор Липман, конечно, был далек от соображений благотворительности, когда заглянул в обычный московский кооператив, которых в те годы было пруд пруди. Оглядев довольно убогую обстановку, англичанин предложил помощь. Вскоре о работах Солопова узнали английские фирмы.
Но тогда же о «подпольном» кооперативе узнали и на кафедре академика Чучалина. Разразился скандал. На одном из заседаний кафедры Солопова объявили «диссидентом, связанным с иностранцами», которого к тому же вот-вот должны арестовать. После чего Солопов по «собственному желанию» был навсегда изгнан из 2-го мединститута.
Но исследования продолжались! Вскоре Солопов познакомился с известным итальянским фабрикантом Пьеро Джакомони, чья фирма подарила компьютеры. К итальянцам присоединились английские фирмы «Виталограф» и «Космед».
И только отечественная медицина объявила Солопову полный бойкот. В 1990 году в Лондоне на европейском конгрессе по легочным заболеваниям встретились два представителя от СССР: академик Чучалин, глава официальной делегации, и Виктор Солопов, приглашенный на средства оргкомитета. Встретившись в коридоре с бывшим учеником, академик вежливо поздоровался.

 Успех

 В 1992 году в Москве Солопов собрал представителей официальной медицины и журналистов и сделал сенсационное заявление: создана уникальная компьютерная программа, позволяющая прогнозировать развитие астмы, предсказывать эффективность лечения на каждом этапе и – что самое удивительное – «автоматически» направлять лечение. Был найден способ восстанавливать дыхание на самых тяжелых стадиях и заявлено о том, что на очереди раскрытие тайны внезапных смертей. ченый надеялся, что все ахнут. Но вскоре ахнул сам: руководство поликлиники, где размещался кооператив, решило его закрыть – в 1992 году, когда мы познакомились, Солопов оказался на улице. В то время он еще верил, что трудности можно побороть. Несколько месяцев искал новую крышу. Новое помещение – три маленьких кабинета – оснастили по последнему слову техники и громко назвали центром «Пульмонолог».

 Адреналин, который убивает

 Именно в центре «Пульмонолог» была раскрыта загадка внезапной смерти астматиков. Оказалось, «навредили» сами фармакологи: совершенствуя адреналин, они потеряли многие его полезные свойства. Всем известно, что рафинированные (то есть очищенные) жиры и углеводы привели население Европы и Америки к ожирению, атеросклерозу и болезням сердечно-сосудистой системы. Но синтетические, «рафинированные» производные адреналина тоже могут вступить в смертельный конфликт с собственным адреналином организма. Вот почему астматики погибали чаще всего в момент сильного стресса, и чем больше прыскали они аэрозолем из баллончика, тем сильнее развивалась в организме смертельная реакция.
Поставив точку в своей новой книге, Солопов ужаснулся – во всем мире миллионы астматиков пользуются все новыми модификациями баллончиков, они уже появились в российских аптеках. Компьютерная сеть, связывающая сотни врачебных центров по России (а может быть, и во всем мире), позволила бы по начальным параметрам болезни определить, кому и в какой момент ни в коем случае нельзя употреблять баллончик, в какой момент болезнь можно затормозить, а потом и повернуть вспять. Увы и этим планам не суждено было сбыться. Два месяца назад Солопова снова выгнали на улицу. Оказалось, слишком маленькую прибыль получали «спонсоры» от деятельности «Пульмонолога».

 Человек-институт

 Трехкомнатная квартира очень быстро превратилась в научную лабораторию. В прихожей – стенд для объявлений, где посетитель может ознакомиться с многочисленными авторскими свидетельствами и последней информацией о ходе исследований. Одна комната отведена под приемную – на телефоне дежурит секретарь. Во второй – аппаратура, здесь работает «директор института». На кухне – ремонтные мастерские. Третья комната остается для жизни. Сейчас он пытается издать третью книгу по астме – для врачей. До конца исследований остается два года.
По иронии судьбы именно в России может быть достигнут гигантский прогресс в лечении астмы. Ультразвуковые ингаляторы, применение которых направляет компьютерная программа, у нас невероятно дешевы: в Германии такие приборы стоят от двух до четырех тысяч марок, у нас – 200 тысяч рублей (по ценам 1994 г. – авт.).
Пока книга не написана, доктор Солопов весь в работе и старается не думать о будущем. По-прежнему о его исследованиях в России никто, кроме больных, не знает. Больные же спешат к нему со всего мира – например, из Германии едут наши бывшие соотечественники. Летом прошлого года Виктора Николаевича вновь пригласили в Англию, и он рассказывал там о своих открытиях. Побывав в ведущих английских клиниках, с удивлением обнаружил, что и там финансовое отношение к астматикам не лучше нашего. Ни одна западная страховая компания сейчас не станет платить за лечение, которое продолжается в среднем 9-12 месяцев. Государству с любым общественным строем в наши дни гораздо выгоднее естественное воспроизводство здорового населения, чем дорогостоящее длительное лечение хронически больных. Подсчитано: если сегодня начать широкомасштабное внедрение новой технологии лечения астмы, на это уйдет не менее 10 лет. ЗА ЭТО ВРЕМЯ В МИРЕ ПОГИБНУТ ПОЧТИ 20 МИЛЛИОНОВ БОЛЬНЫХ.
Осенью прошлого года в Израиле проходил XIV Международный конгресс «Интерастма-93». Оргкомитет направил специальное приглашение Виктору Николаевичу выступить с докладом «Эволюция астмы». Однако денег на поездку ученому собрать не удалось.

 ОТ РЕДАКЦИИ

 Изобретать «на коленке» не только вне славы, но и в гонениях российским ученым не привыкать. Один из самых ярких примеров – трансплантолог Владимир Петрович Демихов, еще в 1937-м пересадивший собаке искусственное сердце; в 1954-м – вторую голову, в 1963–1965-м создавший «банк живых органов». Ему не разрешали оперировать, и повод нашелся: по образованию Демихов не медик, а биолог.
В 1967-м мир узнал о первой операции по пересадке сердца человеку, имя южноафриканского хирурга Кристиана Бернарда навсегда вошло в историю, в медицине началась новая эра. А мы лишились приоритетов. Сегодня безвестный пенсионер живет в однокомнатной квартирке на окраине Москвы (несколько лет назад Демихов умер. – авт.). Они и становятся великими изобретателями, может, именно благодаря тому, что приходится рассчитывать не на новейшие технологии, современные приборы, валютное финансирование – а только на свою голову, свои руки, свою интуицию. Мы собираемся следить за этими непростыми судьбами, стараясь привлечь к ним внимание – нет, не официальных структур, а тех, кто в силах реально и быстро помочь – помещениями, средствами, добрым словом и советом. Благо, как показывают почта и звонки, таких людей в России становится все больше, и в скором времени, возможно, именно они, а не обнищавшее государство будут оказывать решающее влияние на развитие российской науки. Хорошо это или плохо – покажет время.

Вячеслав Недогонов

Предисловие

 В последние годы в связи с валом малограмотных публикаций на медицинские темы в популярной литературе, газетах и журналах и, особенно, в интернет в головах не только обывателей, но и даже врачей сложились до нелепости упрощенные (а скорее – извращенные!) представления о многих хронических болезнях и в том числе о бронхиальной астме. Особенно в этом преуспело телевидение со своими сомнительными передачами, в которых «народные целители», «экстрасенсы», «колдуны» и прочие шарлатаны вещают всей стране, как следует лечить чужие хронические болячки. Эксклюзивным рецептом от этой шайки, наверное, следует считать совет по лечению геморроя: нужно вставить в задний проход страдальца свежий огурец.
«Глупость – это дар Божий. Но не нужно им злоупотреблять!» – сказал в свое время Бисмарк. По-моему, сейчас этим даром природы злоупотребляет половина населения страны. А здравомыслящая ее часть попросту молчит, потому что никакие аргументы на глупцов не действуют. Недалеко ушла и научная медицина со своими «национальными программами» и клиническими рекомендациями. Думаю, что многие из читающих эти строки давно убедились, что после многочисленных походов по врачам им, по существу, так ничего и не предложили для решения проблем со здоровьем кроме известной пары баллончиков-близнецов от известных фармацевтических компаний, назначаемых поголовно всем астматикам. А когда кому-нибудь из пациентов становится хуже, «просвещенные» фармфирмами врачи успокаивают: «Астма неприятное, но совсем неопасное заболевание. С ней можно жить долго, если регулярно вдыхать аэрозоли, как рекомендуют национальные «стандарты лечения». Но это неправда. А точнее – обычное вранье. И я даже написал когда-то по этому поводу статью в «Медицинскую газету». Она и откроет первую главу в первой части моей новой книги.

ЧАСТЬ I. АСТМА – ЛЕГОЧНАЯ ЧУМА XXI ВЕКА

 В подавляющем большинстве популярных книг об астме, изложение начинается с определения болезни или с ее причины. А далее начинаются байки про то, что астма – болезнь не смертельная, и с ней можно долго и счастливо жить. Но я бы еще добавил: и умереть в один день. Только вот средняя «продолжительность жизни» этой болезни, в отличие от человеческой составляет не более 35-45 лет. То есть, от начала заболевания до появления осложнений, приводящих к фатальному исходу, проходит именно такой срок. Поэтому приблизительный прогноз для каждого страдающего этой коварной болезнью сделать просто: нужно к возрасту в котором человек заболел прибавить 35-45 лет. То есть, если человек заболел в первые годы жизни, после 40 лет он, как правило становится инвалидом! Хотя бывают и исключения, но они наблюдаются редко и не определяют общей картины. А вот разговоры о «нормальной жизни» с «астмой под контролем» выгодны только производителям лекарств от этой болезни. Поэтому я хочу начать изложение проблем с бронхиальной астмой со своей статьи в «Медицинской газете» об этих самых производителях – фармфирмах.

Глава 1. «Лечение» от фармфирм

Медицинская газета, 15 февраля 2008 г.

 АСТМУ ЛЕЧАТ ФАРМФИРМЫ?

А роль врачей зачастую сводится к выписыванию разрекламированных препаратов

 

 Как известно, бронхиальная астма в настоящее время – глобальная мировая проблема. По разным данным за рубежом (особенно в англо-говорящих странах) от нее страдает от 15 до 40% от всего населения. Растет не только заболеваемость, но и смертность от астмы. Так, например, в США от этого заболевания ежедневно погибает несколько десятков человек. Астма «помолодела», и сегодня годовалый больной уже не редкость! А по большому счету, она сейчас – «головная боль» всего западного общества: ведь когда в популяции треть населения – астматики (как, например, в Великобритании), проблема приобретает характер не только физического, но и экономического выживания. Особенно в условиях государственного здравоохранения.
Подобная ситуация вызвала необходимость выработки тактики с минимальными затратами в экономике здравоохранения практически всех развитых стран. Для этого и был создан международный комитет экспертов GINA (Глобальная инициатива по астме). В своих ежегодных докладах «Глобальная стратегия по лечению и профилактике бронхиальной астмы» он дает рекомендации по организации медицинской помощи больным. Основой этих рекомендаций являются составляемые врачами программы самоведения (читай «самолечения») страдающих людей после прохождения образовательного курса. А все лечение заключается в пожизненном назначении пациентам бронхорасширяющих и гормональных препаратов или их комбинаций.
Если говорить об индивидуальном подходе к каждому пациенту, то он основан на тестах–опросах с весьма примитивным набором вариантов: симптомы наблюдаются редко или часто, самочувствие стало хуже или лучше и т.д., и т.п. Вершиной же врачебного «искусства» в подобных программах стала «методика» так называемого гибкого дозирования: стало хуже – увеличивай дозу лекарства, стало лучше – уменьшай! И фактически, вся медицина в этом случае подменяется ежедневным бесконтрольным (!) потреблением больными дорогостоящих лекарств.
Мечты фармацевтических фирм сбылись: люди с астмой стали зависимыми от их препаратов, как от наркотиков или табака. Возможно, что такой подход и приемлем в странах, где болезнь приняла характер эпидемии национального масштаба. И единственным выходом для здравоохранения стала попытка переложить все заботы на плечи больных по принципу «спасение утопающих – дело рук самих утопающих». А может быть, катастрофа, как раз, и связана с подобной «примитивизацией» медицины? И требуется в корне пересмотреть подход к решению этой проблемы. Но, по-видимому, западная медицина хотела бы проверить свои установки и в условиях России. И с внедрением западных стандартов, отечественная медицина стала проводником их идеологии.
Все крупные научные конгрессы последних лет в нашей стране спонсируются фармацевтическими компаниями. Симпозиумы на этих конгрессах посвящены известным торговым маркам, пролоббированным фирмами и сотрудничающими с ними представителями официальной российской медицинской науки. Ну а выбор конкретных лекарственных препаратов для закупки и бесплатного обеспечения инвалидов-астматиков нередко дает основания предполагать, что он проходил в зависимости от того, какая фирма больше заплатит. И в планы закупок включаются самые дорогостоящие препараты европейских производителей.
В среднем современный баллончик аэрозоля для лечения астмы стоит 20–40 долл. В месяц астматику требуется до 3-5 таких баллончиков. Считается, что они выделяются бесплатно, но если подсчитать годовые затраты при существующем уровне заболеваемости в России (10–15 млн. больных, каждому из которых якобы отпускается лекарств на 200 долл. в год), то минимальные годовые затраты (явно не покрывающие потребности больных) составят 2–3 млрд. долл. Таких денег на астму никогда и никто не выделяет, поэтому практически все больные приобретают лекарства за свой счет! И если подсчитать эти затраты, сопоставив их со средним уровнем доходов населения, то возникает сомнение, что большинству это по карману. И неудивительно, что появляется огромный спрос на услуги целителей и шарлатанов.
Проводя свою целенаправленную политику, западные компании вытеснили с рынка практически всех производителей лекарств-дженериков, которые на порядок (!) дешевле дорогостоящих европейских препаратов. А Россия вместо организации собственного производства лицензионных препаратов продолжает закупать лекарства, являющиеся якобы золотым стандартом лечения. Но если посмотреть внимательно обзоры научной литературы, то оказывается, что таких золотых стандартов десятки. Ведь практически каждый производитель объявляет свой брэнд очередным золотым стандартом, что является, по сути, недобросовестной рекламой и не соответствует действительности. Ибо не лекарство лечит болезнь, а врач лечит больного! Но об этом, по-видимому, подзабыли не только фармфирмы, но в первую очередь, сами представители официальной медицины. Произошла удивительная вещь, которую никто не замечает или не хочет замечать: де-факто лечением занимается фарминдустрия и аптеки, а не врачи. Роль же последних сводится к выписыванию разрекламированных препаратов. Многие терапевты попросту являются звеньями длинной цепочки сетевого маркетинга, выписывая рецепт (как талон на покупку!) аэрозоля «от астмы» или таблетки «от аллергии». Ежедневно кабинеты врачей атакуют десятки представителей фармфирм с навязчивой информационной рекламой, рекомендующей назначать именно их лекарство. А после их визитов на столах остаются ручки, блокноты и даже бланки рецептов (!) с уже вписанными в них «спасительными» средствами. Ну а дальше этому врачу еще раз напоминает об этом лекарстве уже лектор на симпозиуме, конгрессе, курсах повышения квалификации или сертификационном цикле. И лекторами выступают люди, тесно с этими фирмами сотрудничающие. Таким сотрудничеством не брезгуют даже именитые ученые, ведь оплачивается оно достаточно хорошо. И на этом этапе сетевая цепочка фирма – препарат – представитель фирмы – практический врач – лектор активируется, а больные люди получают очередную «панацею». И крамольная мысль: а может быть из этой цепочки исключить посредников и организовать прямой контакт по типу фармфирма – больной – лекарство? – увы, становится реальностью. Фармфирмы теперь ставят на интернет–ресурсах приглашения больным посетить их сайты, чтобы решить все проблемы со здоровьем.
Все это привело к тому, что в последние годы, вместо проведения исследований в области разработки противоастматических технологий, поиска причины развития болезни, внезапной смерти от нее, роста заболеваемости во всем мире, наша медицинская наука занимается лоббированием рекомендаций GINA, издаваемых на деньги фарминдустрии. Хотя следует заметить, что еще недавно в России существовала своя пульмонологическая наука. Можно вспомнить об оригинальных научных исследованиях под руководством профессора Г. Федосеева и его учеников (С. – Петербург), посвященных диагностике, классификации и неординарным подходам к исследованию патофизиологии этой болезни и ее лечению. Это был тот самый случай, когда выполнялись действительно инновационные исследования, а не воспроизводились зарубежные работы, по публикациям из реферативных журналов или сборника научных «шпаргалок».
И сегодня, все, что не укладывается в рамки новой астматической «догмы» вообще широко не публикуется и не обсуждается официальной наукой. Например, в последние годы учеными из Рязани и Москвы неоднократно поднимался вопрос роли микробной инфекции (особенно грибковой и внутриклеточной) в патофизиологических механизмах астмы и аллергии. Но, к сожалению, дальше публикаций в сборниках тезисов дело не пошло. Ведь для руководства медицинской официальной науки доклады комитета GINA – настольная «библия». А чего там нет, не должно существовать и природе! К тому же, большинство тематических медицинских журналов в России финансируются спонсорами этой «библии» – все теми же фармацевтическими фирмами.
В России всегда были люди, проводившие независимые научные исследования, не подстраиваясь под интересы фармфирм, и публикуя свои данные, независимо от того, нравятся они кому-то или нет. «МГ» неоднократно писала о многих исследованиях, посвященных изучению причины возникновения астмы и аллергии, внезапной смерти от этого заболевания, новым подходам к лечению. Некоторые публикации были перепечатаны зарубежными изданиями и опубликованы на международных интернет-ресурсах. Наконец, стало ясно, что многое из того, что ранее не вписывалось в рамки «официальной» науки давно предвосхитило результаты сегодняшних широкомасштабных исследований за рубежом.
Так, например, еще в 1993 г. «МГ» опубликовало материал о презентации исследования в НИИ возрастной физиологии и гигиены, по проблеме эволюции астмы и внезапной смерти от нее. Этой теме было посвящено несколько статей в прессе, медицинских журналах, в том числе и за рубежом. Если к ним и проявили интерес, то только несколько независимых иностранных исследователей. Но оказалось, что опубликованные результаты уже тогда предвосхитили выводы сенсационного доклада, Корнеллского университета, посвященного пролонгированным бета-2-агонистам и внезапной смерти от астмы. Ни одна из западных фармацевтических корпораций, о чьих разработках шла речь в этом докладе, его не опротестовала: ведь в нем были представлены результаты, полученные почти в 20 независимых исследованиях более 30 тыс. пациентов. Доклад опубликован на сайте университета еще в июне 2006 г. Но ни один медицинский журнал его не напечатал, поскольку журналы эти финансируются тоже фармфирмами. А ведь в нем говорится, что 80% внезапных смертей от астмы связано с применением самых «модных» фармацевтических средств – формотерола и сальметерола. Эти субстанции входят в состав нескольких широко применяющихся препаратов, стоящих по закупкам в России на первых местах…
И беда заключается в том, что эти лекарства не решают проблемы вообще: на Западе заболеваемость от астмы удваивается каждые два-три десятилетия. Больные люди не выздоравливают, а в конечном итоге становятся инвалидами или умирают в результате непрерывного прогрессирования болезни и побочных действий неконтролируемо потребляемых лекарств. Ежегодно в мире умирает от астмы сотни тысяч и миллионы людей. Некоторые исследователи оценивают эту цифру в 1-2 миллиона человек!
Грустно, но страны, где уровень заболеваемости астмой самый высокий в мире (в Великобритании – до 30% от всего населения, в Германии – до 20% и т.д.) навязывают свои научные концепции и «стандарты» лечения астмы в России. Так и хочется вспомнить пресловутого «французика из Бордо» из грибоедовского «Горя от ума», который учит нас жизни. И словами классика воскликнуть: «…чтоб истребил Господь нечистый этот дух пустого, рабского, слепого подражанья!»

Виктор Солопов, пульмонолог,  кандидат медицинских наук

Глава 2. Что же такое бронхиальная астма?

 Что собой представляет бронхиальная астма? В переводе с греческого астма означает «удушье». Уже из названия этой болезни ясно, что удушье или одышка связаны с бронхами, образующими так называемое бронхиальное дерево. Для того чтобы понять, что же происходит в бронхиальном дереве при астме, необходимо представить себе его строение и функцию.
Бронхиальное дерево – это часть легких, представляющая собой систему делящихся, как ветви деревьев, трубочек. Ствол дерева – это трахея, а отходящие от него попарно делящиеся ветви – бронхи. Теперь вообразите дерево, перевернутое ветвями вниз, – вот вам и бронхиальное дерево (рис. 1), каким его обычно представляют на иллюстрациях.

Рис. 1. Схематичное изображение бронхиального дерева

 Уровней деления бронхов по разным представлениям насчитывается от 16 до 23. Бронхи третьего уровня деления называют сегментарными, так как каждой их ветви соответствует сегмент – самостоятельная часть легкого. Их насчитывается 20. Дальнейшее деление сегментарных бронхов многократно увеличивает их число, причем диаметр ветвей с каждым последующим порядком уменьшается. Приблизительно подсчитать общее количество всех бронхиальных ветвей довольно просто: достаточно 20 сегментарных бронхов умножать на 2, доходя до 20-го порядка, а затем количество ветвей бронхиального дерева всех уровней сложить вместе. Получается огромная цифра – сотни тысяч ветвей, из которых только несколько десятков тысяч имеют диаметр 1 мм, а размеры остальных – значительно меньше! А теперь взгляните на рис. 1 еще раз. Сколько бронхиальных ветвей вы можете насчитать? Конечно, гораздо меньше! То есть реальное строение бронхиальной системы легких не вполне соответствует этому рисунку, поскольку на нем нельзя увидеть самые мелкие бронхи и их конечные разветвления – бронхиолы.

 Рис. 2. Легкое на разрезе при небольшом увеличении

А если бы вы посмотрели на разрез легкого при небольшом увеличении, то увидели бы и бронхиолы, образующие пористую делящуюся сеть (как в губке из поролона), по которой осуществляется движение воздуха к альвеолам, где и происходит насыщение крови кислородом (рис. 2). Воздух, проходя по этим порам, играющим роль своеобразного фильтра, согревается и очищается от пыли, сажи, микробов и прочих частиц, которые осаждаются в просвете бронхов и бронхиол. Объем воздуха, вдыхаемого взрослым человеком в сутки, составляет в среднем 15-25 тыс. литров. И весь этот воздух очищается, согревается и обезвреживается! А как же затем очищается от грязи, пыли и микробов сам «фильтр»? Для этой цели существует специальный механизм очистки. На поверхности клеток слизистой оболочки бронхов располагаются специальные выросты – реснички, которые совершают непрерывные колебательные движения по направлению к трахее и вместе со слизью, находящейся на ее поверхности, выводят все вредные частицы вверх – в глотку.

Рис. 3. Строение слизистой бронхов:
1 – реснитчатые клетки; 2 – реснички; 3 – бокаловидные клетки; 
 4 – базальные клетки; 5 – слой слизи на поверхности ресничек.

 Из глотки слизь выплевывается или незаметно проглатывается человеком. Процесс этот напоминает движение снизу вверх ленты эскалатора в метро с находящимися на ней людьми. Слизь, необходимая для нормальной работы этого эскалатора, вырабатывается клетками, которые из-за своей формы называются бокаловидными. Эффективная работа этого механизма очищения бронхов сильно зависит от вязкости слизи, которая может очень изменяться в период болезни. Вязкая слизь вызывает слипание ресничек и затрудняет их движение. Поэтому, когда из легких больного плохо откашливается мокрота, врач назначает отхаркивающие или разжижающие слизь препараты. Но если он переусердствует в этом, то чрезмерно разжиженная слизь не будет удерживаться ресничками этого эскалатора и «затопит» бронхи. Слизь не только выводит различные частицы из бронхов, но и осуществляет защитную функцию, предотвращая повреждение слизистой оболочки. Покрывая внутреннюю поверхность бронхов, она защищает ее от повреждения, при попадании в бронхи и легкие окислов серы, азота, других химических веществ и выхлопных газов автомобилей, которыми так насыщен воздух современных городов и больших поселений, особенно в промышленно развитых районах. В слизи содержатся вещества, убивающие вирусы, бактерии и обеспечивающие местную иммунную защиту. В этом ее польза. А вот когда ее накапливается слишком много, возникает проблема, о которой мы поговорим позднее. А пока следует запомнить следующее:

 Все, что человек вдыхает с воздухом, в конечном итоге попадает в пищеварительный тракт в процессе очищения легких. И поэтому от плохой экологии страдает иммунитет.

Механизм очищения бронхов может не справиться, если воздух сильно загрязнен. Поэтому в процессе эволюции возникла необходимость регулировать поступление потока воздуха. Эту важную функцию выполняет другая оболочка – мышечная. Она состоит гладкой мускулатуры, сокращение которой вызывает спазм и сужение просвета бронхиального дерева. Спазм бронхов – это защитная реакция, направленная на предотвращение попадания в легкие инородных частиц и уменьшение воздушного потока, загрязненного патологическими аэрозолями жидкостей, газов и пр. Поэтому слабо выраженный бронхоспазм может наблюдаться и у здоровых людей. Наверное, каждый из вас не один раз попадал в густой туман или задымленную атмосферу. И первое, что вы ощущали – это некоторый дискомфорт в дыхании с последующим появлением кашля. Это и был небольшой спазм бронхов, направленный на то, чтобы предотвратить или ослабить воздействие на ваши легкие неблагоприятных факторов внешней среды. сли раздражитель очень агрессивный (например, химические вещества: окислы серы, азота и др. или табачный дым), то одновременно со спазмом гладкой мускулатуры стимулируется выделение слизи в бронхах. Спазм и выделение избытка секрета проявляются ощущением дискомфорта, затруднением дыхания, кашлем и желанием откашляться. Эти механизмы являются защитными, и их задача – не допускать попадания в дыхательные пути вредных веществ или частиц, а попавшие – немедленно нейтрализовать и затем эвакуировать.
А теперь представьте, что по какой-либо причине просвет бронхиального дерева значительно уменьшился, как это происходит при астме. Поток воздуха, поступающего в легкие, при этом снижается, и в силу ряда биомеханических причин затрудняется фаза выдоха. При этом человек, ощутив дискомфорт, вынужден компенсировать недостаточную вентиляцию более частым и глубоким дыханием, что проявляется одышкой. Форсированное (усиленное и учащенное) дыхание приводит к появлению хрипов и свистов в легких. Механизм возникновения хрипов и свистов аналогичен таковому в обычном свистке: воздух, проходя с большой скоростью через суженный просвет бронхов, вызывает свистящие звуки. А самая большая неприятность заключается в том, что нарушается проходимость именно мелких бронхов и бронхиол, диаметр которых составляет 1-2 мм и меньше. Поэтому так мучительно протекают приступы удушья при астме. И что же происходит при этом в бронхиальном дереве?
С формальной точки зрения просвет бронха, представляющего полую трубку, может измениться только по трем причинам: 1) уменьшение диаметра (спазм); 2) утолщение стенки (набухание слизистой оболочки) и 3) механическая обтурация (закупорка) просвета пробкой из слизи (см. рис. 4, б).

Рис. 4. Бронх на поперечном разрезе: а – нормальный; 
б – при астме; 1 – слизистая, 2 – подслизистая и 3 – мышечная оболочки, 4 – слизистая пробка.

 Из рисунка видно, что вследствие воспаления и отека утолщены слизистый и подслизистый слои, спазмирована бронхиальная мускулатура и просвет бронха частично закупорен слизистой пробкой (4). Эти нарушения обусловлены тем, что по разным причинам в бронхиальном дереве развивается хронический воспалительный процесс. Особые вещества (их называют воспалительными медиаторами) запускают все вышеперечисленные механизмы. В самом начале заболевания нарушение проходимости бронхов обусловлено преимущественно их спазмом, воспалением и отеком дыхательных путей. Многие при гриппе испытывали затруднение носового дыхания от отека слизистой носа – точно так же отекает слизистая бронхов, еще больше сужая их просвет. Нарушение проходимости бронхов затрудняет движение слизи, и это проявляется тем, что после приступа возникает кашель и из бронхов откашливается мокрота в виде слизистых пробок.
Подвести итог вышеизложенному можно следующим образом: ВОСПАЛЕНИЕ, РАЗВИВАЮЩЕЕСЯ В БРОНХАХ ВЫЗЫВАЕТ СПАЗМ ГЛАДКОЙ МУСКУЛАТУРЫ, ОТЕК И НАБУХАНИЕ СЛИЗИСТОЙ, А ТАКЖЕ СКОПЛЕНИЕ СЛИЗИ В ДЫХАТЕЛЬНЫХ ПУТЯХ. Но у больных людей это выражено в разной степени. У одних больных скапливается больше мокроты, у других – меньше. У кого-то выражен спазм бронхов и эффективны бронхорасширяющие аэрозоли, у остальных вследствие отека и закупорки бронхов эти аэрозоли неэффективны. В таких случаях назначают гормональные препараты в виде аэрозолей, но они не всегда помогают, тогда врачи в подобных случаях назначают таблетки. В конечном итоге эти различия определяются не только особенностями формирования нарушений проходимости бронхов, но и индивидуальными особенностями организма каждого пациента, условиями его жизни, экологической обстановкой и пр.
И от сочетания всех этих факторов в болезни конкретного человека нередко зависит его судьба. Кто-то доживает с астмой до глубокой старости, а кто-то погибает в молодом возрасте. И я думаю, многим нужно знать почему это происходит? В следующих главах я постараюсь понятно рассказать, отчего чаще всего погибают астматики.

Глава 3. Внезапная смерть от астмы

 Надеюсь вам хватило терпения прочитать, предыдущий материал и особенно статью из «Медицинской газеты»? Я спрашиваю об этом, потому что чиновникам от здравоохранения и «генералам от астмы» или не хватило терпения, или они просто не стали ее читать. Думаете на нее кто-нибудь отреагировал? Вообще никто! Это глас вопиющего в пустыне. Ведь те, кто отвечает за здравоохранение не слышат никаких доводов, ибо гораздо выгоднее получать деньги от своих благодетелей из фармфирм, закрывая глаза на все происходящее. Хотя ситуация с астмой выглядит весьма серьезно. Вот только некоторые цифры, приведенные в одном из докладов международного комитета по астме, именуемого GINA: распространенность этой болезни во всем мире составляет от 5% до 30-35% (!) от общей численности населения. Первые места по распространенности симптомов астмы (сравнимой разве что с эпидемией!) занимают Великобритания, Новая Зеландия, Австралия, Канада, Перу, Бразилия, США, Уругвай, Кувейт, Мальта, Германия и др. Россия, кстати занимает одно из последних мест: астматиков в нашей стране насчитывается не более 10-15%. Но с учетом общей численности населения, эта цифра достигает 10-15 миллионов человек!
Во всем же мире насчитывается до 500 млн. человек с бронхиальной астмой. По данным того же комитета распространенность тяжелой астмы среди всех болеющих достигает 10%, а смертность среди людей с тяжелым течением заболевания достигает в некоторых странах 35%. То есть треть всех людей с тяжелой астмой ОБРЕЧЕНЫ! Эти данные я привел в своей монографии «Астма. Истинная причина болезни», так что желающие могут изучить этот материал без труда, поскольку книга имеется в свободном доступе в интернете. Естественно, возникает вопрос: от чего же умирает такое количество больных? Об этом сейчас и пойдет разговор. Вначале скажу, что смертность в популяции астматиков обусловлена как самой болезнью, так и ее осложнениями, связанными с развитием необратимых изменений в легких. О них мы говорить не будем – это тема отдельной книги. А вот о двух главных причинах смерти от астмы следует рассказать подробно.
Первая причина – это неконтролируемое использование противоастматических средств. Около двадцати лет назад в книге «Эволюция астмы…» и журнале «Врач» я опубликовал результаты своего исследования, посвященного проблеме внезапной смерти, о котором хочу коротко рассказать.
Еще в 50-60-х годах прошлого века по странам Западной Европы, в частности по Великобритании, прокатилась первая волна внезапных смертей от астмы, когда молодых астматиков находили мертвыми с зажатыми в руках баллончиками с бронхорасширяющими аэрозолями, впервые появившимися тогда на фармацевтическом рынке. Эти трагические финалы многие исследователи объясняли несовершенством самих препаратов.
Шли годы. Ингаляторы улучшались, а случаи внезапной смерти продолжали регистрироваться с фатальной неизбежностью. Для лечения астмы начали применяться гормональные препараты в таблетках и ингаляциях. Казалось, что близится решение этой проблемы. Но болезнь оказалась слишком коварной – смертность от астмы продолжала нарастать, и это происходит по сей день. Самая же неприятная сторона этой болезни заключается в непредсказуемости ситуации: любой удовлетворительно чувствующий себя астматик, к тому же принимающий мощные гормональные препараты, не застрахован от внезапной смерти. Многим исследователям и сегодня ситуация представляется тупиковой. Но если внимательно к ней присмотреться, то оказывается, что проблема внезапной смерти тесно связана с историей лечения астмы. Логический анализ известных научных фактов позволяет представить их в следующей последовательности.

1. С начала XX века, практически сразу после открытия, выделения и синтеза адреналина, началось его широкое применение для лечения астмы. Он оказался самым эффективным и безопасным из существовавших в то время средств: описаны случаи, когда больным для снятия приступов делалось несколько десятков инъекций адреналина в сутки. И при таком широком использовании адреналина не наблюдалось повышения смертности от астмы, хотя его применение вызывало такие побочные эффекты, как сердцебиение и повышение артериального давления.

2. Стремление устранить побочные действия адреналина привело к созданию в 30-40-е годы прошлого века первых синтетических бронхорасширяющих препаратов. И именно с конца 30-40-х годов, стали описываться летальные исходы или ухудшения состояния астматиков после введения им адреналина на фоне предшествующих ингаляций его синтетических аналогов.

3. А уже в 50-60-е годы на фоне широкого применения синтетических бронхорасширяющих препаратов стали регистрироваться эпидемии внезапных смертей от астмы. Как уже говорилось, исследователи увидели причину несчастных случаев в несовершенстве этих лекарств. Однако и более совершенные ингаляторы (например, Беротек и Сальбутамол) не решили этой проблемы.

4. В то же время появилась теория о недостаточной выработки адреналина у больных астмой. Но быстро выяснилось, что содержание адреналина и его аналогов в крови у больных с тяжелым течением астмы превышает физиологическую норму в 5-10 раз. Гипотеза о недостаточности адреналина была опровергнута, но никто не предположил при этом, что причиной тяжелого состояния или внезапной смерти может быть его повышенная концентрация  в крови. Этого не произошло, по-видимому, по той причине, что только 15-20 лет спустя был установлен следующий научный факт.

5. Случаи внезапной смерти от астмы наиболее часто отмечаются у лиц эмоционально неустойчивых (т.е. потенциально реагирующих на стрессовые ситуации большим выбросом адреналина).

Объяснить эти наблюдения можно только следующим образом: внезапная смерть от астмы вызывается не применением отдельно взятых синтетических бронхорасширяющих препаратов, а их взаимодействием с адреналином в организме больного. Это предположение нашло подтверждение в 1992 г. в нашем центре «Пульмонолог» при изучении реакции бронхиального дерева на взаимодействие синтетического препарата Беротека и адреналина. Обследуемым больным после приема 1-2 доз Беротека проводилась последующая ингаляция адреналина. Оказалось, что у одинаковых на первый взгляд астматиков это взаимодействие было абсолютно противоположным. У одних пациентов оно приводило к положительному результату, у других было нейтральным, а у третьих – парадоксальным: ингаляция адреналина после Беротека вызывала затруднение дыхания иногда довольно тяжелое.

Рис. 5. Реакция бронхиального дерева на Беротек и адреналин:
 исх ФВД% – исходные показатели функции дыхания;   % бер. и % адр. – изменение показателя в % после ингаляции 
Беротека и адреналина соответственно.

 Из рисунка можно увидеть, что в первом случае отсутствует положительный ответ как на Беротек, так и на адреналин; во втором – ответ на Беротек положительный, а на адреналин отсутствует; в третьем – выявляется положительный ответ на оба препарата, а в четвертом – на фоне положительного ответа на Беротек ответ на адреналин становится отрицательным, а у больного при этом развивается затруднение дыхания. То есть, между вдыхаемыми аэрозолями и собственным адреналином астматика развивается патологический конфликт, приводящий к фатальному исходу. Механизм этого явления детально описан в моей книге «Эволюция астмы: адреналин лечит, адреналин убивает» (1992). А смертельная опасность подобного конфликта заключается в том, что он постоянно провоцируется взаимодействием вдыхаемых бронхорасширяющих веществ с собственной адреналовой системой астматика. К счастью, реализоваться он может только в стрессовых условиях (физическое и эмоциональное перенапряжение, экстремальные ситуации), сопровождающихся большим выбросом адреналина и его аналогов в кровь, что и проявляется случаями внезапной смерти. Поэтому хочу дать всем читателям два совета:

1. Если одна-две дозы из ингалятора, содержащего  бронхорасширяющее средство короткого действия (Сальбутамол, Беротек), не приносят облегчения или в них увеличивается потребность (более 3-4 вдохов в день), значит болезнь вышла из-под контроля и опасна для жизни.

2. Препараты длительного действия (Формотерол, Сальметорол) еще более опасны, поэтому не стоит выбирать их для самостоятельного лечения.

В научной литературе еще в 1990-х гг. появились данные, что их бесконтрольное использование повышает риск внезапной смерти, так как они могут «маскировать» ухудшение состояния астматиков.

В заключение повторю еще раз: случаи внезапной смерти связаны с тем, что большинство бронхорасширяющих средств являются производными адреналина – одного из главных регуляторов в организме человека. И при бесконтрольном лечении между собственным адреналином и синтетическими бронхорасширяющими средствами возникает серьезный конфликт, приводящий к смертельному исходу. Подобные реакцию можно наблюдать при ингаляции любых бронхорасширяющих средств – производных адреналина, а не только Беротека.  К счастью, внезапная смерть от астмы в настоящее время – явление не столь уж и частое. А основной причиной смерти большинства астматиков являются тяжелые нарушения проходимости бронхов, вызванные полной закупоркой их просвета вязкой слизью. Об этом мы и поговорим в следующей главе.

Глава 4. Смерть от закупоренных бронхов

Деление бронховВы уже видели картинку (рис. 1), представляющую схему строения бронхиального дерева. Если вы помните, выглядит она (как и все подобные ей) деревом, перевернутым ветвями книзу. И при желании все ветви этого дерева можно пересчитать по ходу их деления. И если это сделать на самом первом рисунке, то насчитается всего несколько десятков бронхиальных ветвей. Но на самом деле, как уже говорилось, это – просто схема, не имеющая никакого отношения к строению реального бронхиального дерева, потому что в нем на самом деле насчитываются не десятки, не сотни и даже не тысячи, а миллионы (!) мельчайших бронхов и бронхиол – этих проводящих воздух трубочек. Даже большинство врачей не представляет себе этого факта, «просвещая» больных рисунками подобному на стр. 12. А вот реальная схема анатомического деления бронхиального дерева представлена на рис. 6.

И эта реальность заключается в том, что астма развивается и «живет» не на верхних этажах – крупных и среднего размера бронхах, красиво изображаемых на схемах, а в мельчайших трубочках – терминальных и респираторных бронхиолах, которые нельзя увидеть невооруженным глазом, ибо они образуют 16-20 уровни деления с просветом в десятые доли миллиметра. И именно эти мельчайшие воздухопроводящие пути оказываются полностью забиты слизью при фатальном приступе удушья и смерти больного. Эти бронхи и бронхиолы образно говоря, – миллионы пор в губке из поролона, к которым ведут несколько крупных бронхиальных «каналов». И эти миллионы пор оказываются забитыми слизью: поэтому человек не может дышать и умирает.
Но до сих пор многие врачи считают (и даже верят!), что это результат особой блокады бронхов и их необратимого спазма – мифа, придуманного одним из ученых еще полвека назад. И при этом не подозревают, что у всех погибших от астмы людей просвет бронхов оказывается не спазмирован, а паралитически расширен (от чрезмерной дозы бронхорасширяющих препаратов), но при этом ПОЛНОСТЬЮ ЗАБИТ СЛИЗЬЮ! Ибо авторитеты российской пульмонологии – «генералы» от медицины – в рекомендациях для врачей почему-то об этом умалчивают, хотя и приводят подробные описания в монографиях, частенько переписывая их друг у друга. Вот что, например, можно прочитать в коллективном труде от 50 (!) авторов под руководством А.Г.Чучалина – главного идеолога внедрения западных стандартов в России:
«Наиболее полные морфологические данные о состоянии бронхов и легочной ткани были получены при аутопсиях больных, умерших на высоте астматического приступа. ...Практически все генерации бронхов, вплоть до респираторных бронхиол, заполнены густыми серовато-желтыми слепками мокроты (бронхиального секрета), которые выдавливаются в виде тонких «червячков»... При гистологическом исследовании в просветах РЕЗКО РАСШИРЕННЫХ БРОНХОВ И БРОНХИОЛ (выделено мною. – авт.) обнаруживают слизистые пробки...» (Черняев А.Л., Гробова О.М., Самсонова М.В., Зашихин А.Л. Морфология и цитология бронхиальной астмы. В 2-х томном сборнике «Бронхиальная астма». Под ред. А.Г.Чучалина. М.: Агар, 1997, т. 1, с. 21).

Но это отнюдь не открытие авторов этого труда, а давно описанные в зарубежных руководствах медицинские факты, нередко представляемые некоторыми «учеными» как собственные научные откровения. И самое удивительное заключается в том, что эти факты известны уже многие десятилетия. Но медицина не делает ничего, чтобы эту проблему решить. А вместо этого всех астматиков, с бронхами закупоренными слизистыми пробками, поголовно заставляют принимать гормоны в ингаляциях. Но гормоны эти не помогают, потому что, попадая в дыхательные пути просто откашливаются из них вместе с мокротой. А ведь два десятка лет назад врачи готовы были назначать все что угодно, только не гормоны. Сейчас же, с введением западных стандартов и «прозрением» российской медицины все обстоит наоборот – всем подряд назначают гормоны и больше ничего. Вот и вырисовывается такая странная картина: больных лечат от спазма и воспаления, а умирают они от паралитического расширения бронхов, забитых мокротой!
Но бывает и еще хуже: астматик дышать не может – все бронхи забиты слизью, а «продвинутый» аллерголог обещает его исцелить с помощью уколов аллергенами. Ведь до сих пор причиной бронхиальной астмы считают аллергию на различные вещества. Вот от этой якобы причины и лечат! Нередко на бессмысленное лечение уходят годы, болезнь продолжает прогрессировать, и с каждым годом состояние больного человека ухудшается. А все попытки воздействия на кажущуюся причину болезни – аллергию не дает результата, но и абсолютно бессмысленны, поскольку аллергия не является непосредственной причиной астмы. Что же является настоящей причиной болезни и какова роль аллергии в этой истории вы узнаете из следующей главы.

Глава 5. Истинная причина астмы

 Вот уже более 150 лет мировая медицина пытается увязать причину астмы с появления у больного аллергии. Все эти годы считалось, что именно «вездесущие» аллергены создают проблемы со здоровьем у миллионов людей во всем мире. Но на протяжении всего этого периода любые попытки воздействия на аллергию проблемы астмы не решали. Ни сверхмощные пылесосы, ни «гипоаллергенные» диеты, ни «безаллергенные» матрацы и подушки с постельным бельем», ни даже полная изоляция больного от окружающей среды не избавляют больного астмой человека от страданий. А лечение астмы различными аллергенами в лучшем случае оказывается неэффективным, а в худшем – приводит к негативным последствиям. Да и причем здесь аллергия, если аллергик может преспокойно прожить всю жизнь без астмы. Равно как и астматик никогда не быть чувствительным ни к одному из известных аллергенов. А может быть и так, что и первая, и вторая напасти будут существовать в организме больного человека одновременно. К тому же астмой болеют не только люди, но и кошки, собаки, лошади – именно те самые животные, которые часто провоцируют аллергию.
В наше время распространяющееся господство астмы пытаются связать и с ухудшающимся состоянием окружающей среды. И это, на первый взгляд, выглядит вполне обоснованным: жители мегаполисов дышат сегодня чем угодно, только не чистым воздухом! Логично? Конечно! Но это только на первый взгляд. Потому что, например, Новая Зеландия страна с идеальной экологией – рекордсмен по количеству больных бронхиальной астмой. Более 30 процентов ее жителей кашляют и страдают от приступов удушья. В то время, как грязная и неухоженная Россия занимает (пока!) последние строчки мирового астматического рейтинга. У нас, по данным статистики, распространенность астмы составляет лишь 15% среди детей и 10% среди взрослого населения.
Даже международный комитет по астме (называемый GINA) в одном из своих докладов признал следующее: «… астма часто сочетается с аллергией, но в то же время половина случаев астмы протекает без аллергии, равно как наблюдается масса случаев аллергии без астмы». Также нередки случаи положительных тестов на аллергию без астмы, и астмы без проявлений аллергии. Как же это все можно объяснить?
Во-первых, вспомним для начала, что аллергические реакции и астма связаны с иммунитетом. А иммунитет – это то, что защищает человека от инфекции. Значит, какой- то дефект в системе иммунитета приводит к тому, что человек начинает реагировать не только на инфекцию, но и на все то, что люди нормально воспринимали тысячи лет. Тысячи лет люди знакомы с пыльцой, с травой, с апельсинами и тараканами Я говорю о тараканах, потому что сейчас очень модно аллергию связывать с тараканами. Но тараканы – современники динозавров, и в далеком прошлом люди не сталкивались с аллергией на тараканов, хотя их в иные времена было, может быть, и больше. А сейчас вроде и тараканов меньше, а вот астмы и аллергии все больше и больше.
Во-вторых, может быть, существует какой-то специфический астматический аллерген? Но перебор известных аллергенов ничего не дал: они известны сотни лет, а новых так и не открыли. Тогда можно предположить, что, поскольку главная функция иммунитета – это защита организма от инфекции, причиной астмы может быть инфекция. Тем более что несколько десятилетий назад учёные в классификации этой болезни, упоминали астму инфекционной природы. Поэтому достаточно выяснить, какие микроорганизмы преобладают в организме страдающих астмой, и каким образом они могут переключить работу иммунитета с нормального пути на аллергический.
Как человек общается с внешней средой? Он питается, дышит, контактирует с воздухом, водой и землей своими кожными покровами, хотя и носит одежду. Кожа, дыхательные пути, пищеварительный тракт – три главных поверхности, посредством которых человек контактирует с внешним миром. И самым интимным и важным общением является процесс пищеварения. Это отметил еще великий учёный Илья Ильич Мечников. Ни печень, ни почки не контактируют с внешней средой, только слизистые и кожа. И чтобы человек не погиб, они должны быть защищены. Поэтому они покрыты микроорганизмами. И эти микробы – наши друзья. Если их сразу всех уничтожить, человек больше двух недель не проживет. Например во время атомных взрывов в Японии и Чернобыльской аварии выяснилось, что если организм получает сверхвысокую дозу облучения (свыше шестисот рентген), вся его микрофлора погибает от радиации. А самое главное, уничтожается микрофлора, за которую борется в последнее время медицинская практика: бифидо- и лактобактерии. Но восстановиться она быстро не может. Вспомните, как вскармливают грудных детей: все соски, бутылочки им кипятят – обеззараживают – для того, чтобы внутрь попали и размножились не стафилококки и стрептококки, а бифидо- и лактобактерии, чтобы они там, заполнив кишечник, выполняли свои иммунные функции. Поэтому, лишившись всех микроорганизмов, человек становится беззащитным и погибает от инфекционных осложнений.
Ученые давно установили: все полезные бактерии кишечника снабжают человека витаминами, и более 50% витаминов организм получает от этих бактерий. Они стимулируют иммунную систему, защищающую человека от особо опасных инфекций. В древности, например, очень много людей гибло от чумы, холеры и других эпидемий, но ведь кто-то и выздоравливал. А выживали те, у кого был сильный иммунитет, то есть сильная микрофлора. Ведь если поверхность слизистых занята нормальной микробной флорой, то патогенной не остаётся места. А когда в пищеварительный тракт попадают патогенные микроорганизмы, то они не продуцируют для человека витамины, а отбирают их у него. Они не укрепляют, а подавляют иммунитет, ухудшают пищеварение и вызывают воспаление слизистой пищеварительного тракта, которое заканчивается кишечными заболеваниями, да и не только ими.
Обобщив все эти факты, мы в течение пяти лет тщательно обследовали всех больных с астмой, которые к нам приходили на лечение, изучая состав их микробной флоры. А в результате выяснилось, что у астматиков частым обитателем легких и кишечника являются грибки кандиды (возбудителя молочницы). В бронхиальном дереве их выявили в 60-70% случаев, а в кишечнике – у 99% всех больных!
Когда мы стали сравнивать эти результаты с литературными данными, то оказалось, что 50 лет назад носителями кандиды были всего 5-10% всего населения. При этом они не были больны активной формой кандидоза. Спустя 20 лет кандидоносителей было уже 20-30%, а сегодня их около 70% от общего количества людей! Так же, как растет кандидоносительство, такими же темпами растет заболеваемость астмой. Абсолютно синхронно! Посмотрите на данные таблицы из моей книги «Астма. Истинная причина болезни»:

 Таблица 1

Частота кандидоносительства и бронхиальной астмы по данным исследований в разные годы (средние показатели) 

Годы Частота
кандидоносительства, %
Заболеваемость
бронхиальной астмой, %
1951-1959

1967-1985

1990-2001

5-15%

21-53%

60-70%
0,1-0,5%

1-3%г

4-15%

Это первый факт.

Факт второй: многие утверждают, что астма передаётся по наследству. Но в истории с наследственностью астмы очень много противоречий. Например, рождается двое близнецов. У одного от рождения до смерти – астма, а второй – от рождения до смерти – абсолютно здоров. Ведь это близнецы – люди с одинаковым набором генов! О какой генетической предрасположенности может тогда идти речь? Или как объяснить такой факт: в семье жена больна астмой, вдруг через 10 лет заболевает муж. Они же не кровные родственники! Значит, это может передаваться каким-то другим образом.
Факт третий: учёные-эпидемиологи задались вопросом, должны ли находиться грибки молочницы в организме здорового человека? Они обследовали несколько тысяч абсолютно здоровых людей, у которых не было ни гнилых зубов, ни плохих миндалин, ни хронических, ни острых болезней. И в этой большой группе здоровых людей выявили грибки всего в 5% случаев, и только в полости рта. Отсюда сделали вывод: этот микроб не должен быть в составе нормальной микрофлоры человека.
Как же действует кандида на организм человека и его иммунную систему? Ведь микробов много, но в популяции людей именно она расползается как чума. Человек заражен преимущественно именно этим видом грибков. Разве в жизни мы видим кого-нибудь из людей, покрытого плесенью (не считая фильмов ужасов)? Сыр с плесенью бывает, хлеб плесневелый бывает, фрукты тоже. А вот организм человека преимущественно заселяется кандидой. Главная особенность этих грибков заключается в том, что они не просто живут и размножаются на коже или в полости органа, а обладают свойством срастаться с тканями организма. Они врастают в организм, так же, как, например, плесень в хлеб. Вы видели когда-нибудь ногти, пораженные грибком? Они толстые, неровные. Это потому, что грибок уже врос в ткань ногтя. А у иммунитета есть еще одна функция – ни в коем случае не допустить, чтобы в организм, в ткани вросло что-то чужеродное. Если бы такое было возможно, тогда появились бы химеры – кентавры, например. Потому то и должна существовать тканевая несовместимость, даже среди особей одного вида.
Поэтому вторая, не менее важная функция иммунитета – отторгать всё чужеродное. Когда кандида врастает в слизистые оболочки и кожу, организм пытается её убить. Но проблема в том, что механизмы иммунитета настолько мощны, что могут повредить не только чужеродные организмы, но и клетки своих органов. А она, как сорняк, расползается по всей поверхности слизистых, и если организм предпримет массированную попытку уничтожения грибковых клеток, то он убьёт и свои родные клетки. Но поскольку бороться с грибками организм всё равно должен, то иммунитет переходит в режим «щадящей» защиты и начинает вырабатывать антитела, которыми пытается грибки нейтрализовать. И в результате развивается аллергия, так как эти антитела начинают вырабатываться на все, что нас окружает, а не только на возбудители молочницы. Ну а самые мощные аллергические реакции формируются на грибки и плесень. То есть, в известном смысле, грибки вызывают появление аллергии, как на самих себя, так и на все остальное. Например, у человека появилась аллергия на пыльцу одуванчика, и он больше ничем не страдает, а потом вдруг присоединилась аллергия на домашнюю пыль. Потом – аллергия на животных. А происходит это в результате переключения иммунного ответа с нормального – противоинфекционного пути на ненормальный – аллергический.
То есть, как только аллергический процесс в организме запустился, у человека потихоньку начинает расширяться спектр аллергенов, на которые он реагирует. И даже есть такой медицинский феномен – аллергия на всё – человек ничего не переносит: ни большинство пищевых продуктов, ни лекарств, и вообще он не знает, как ему жить (но это, к счастью, бывает очень редко). А о чём это говорит? Это говорит о том, что в основе формирования аллергии существует какой-то запускающий механизм или движущая сила. Эта сила – тот самый фактор, который переводит иммунитет на несвойственный ему режим работы. А как это происходит в жизни, легко себе представить: здоровый молодой человек познакомился с не очень здоровой девушкой (кандидоносительницей), поцеловался с ней, заразился от нее грибком, который распространился по его организму. Потом, например, он перенёс грипп с осложнениями, лечился антибиотиками, убившими всю полезную микрофлору, и вдруг стал… подкашливать. Ему провели специальные тесты и выявили аллергию. А потом выясняется, что девушка, с которой он встречался, – вообще аллергик с детства, да еще и страдает молочницей.
Есть и другие факты, подтверждающие агрессию кандид против человека. Давно описано и существует такое понятие, как «синдром, связанный с кандидой» или «Candida related complex». Такие состояния, как плохая работоспособность, вялость, синдром раздраженного кишечника, синдром хронической усталости – это прямые следствия воздействия грибков молочницы на человека. Токсины – продукты «жизнедеятельности», которые вырабатывает грибок молочницы, попадают в кровь и отравляют организм человека. К тому же оказалось, что всё уже проверено на животных. Если экспериментальных животных заразить этими грибками, то у них иммунитет может переключиться на аллергический тип! И подытожив всё, о чем говорилось, мы сделали следующие выводы.

Во-первых, растет частота кандидоносительства.
Во-вторых, абсолютно синхронно с этим по годам растёт частота заболеваемости астмой и аллергией.
В-третьих, кандида – один из немногих микробов на сегодняшний день, который допускает обычное носительство его людьми без каких-то болезненных проявлений.

То есть, не обязательно, что человек, получив этого микроба, сразу заболеет астмой или аллергией. Нет! Должна накопиться некая «критическая масса» этих грибков, которая, постепенно захватив свою территорию, как в известном кинофильме «Чужие», создает иммунологический сбой в работе организма. А кандиды и впрямь как «чужие» – очень выносливы! Их можно высушить, через два года полить водой, и они оживут! Их можно несколько раз заморозить, они оживут. Они живут везде – на мебели, на полу, на полуфабрикатах и грязных руках – где угодно! И передаются всеми возможными путями – через грязные руки, поцелуи, бытовые контакты, через посуду, пищу и даже воздушно-капельным путем.
Здоровье и качество человеческой жизни сильно страдают из-за высокого уровня кандидоносительства. Сегодня он катастрофически высок! Разве люди 200 лет назад знали про бифидо- и лактобактерии? Они просто жили спокойно, и никто не знал про аллергию и не страдал ею. А почему? А потому что тогда практически не было кандидоносительства! Человек рождался, проходя родовые пути заселенные бифидобактериями, а у сегодняшних женщин они часто заселены кандидами. Сегодня 90 процентов новорожденных, проходя родовые пути, заражается грибками молочницы. Как же складывается их судьба? Те, у кого иммунитет сильный, побеждают микробов, а те, у кого слабый, – рискуют стать аллергиками и астматиками. Ведь дыхательные пути пересекаются с пищеварительным трактом. Стоит человеку поперхнуться, и кандида может попасть в дыхательные пути. И сегодня мы видим детей, у которых симптомы астмы наблюдаются после первых месяцев жизни, а годовалый астматик уже не редкость. Вот такова цена здоровья и человеческой жизни: это килограмм микробов, живущих в кишечнике человека. И этот килограмм микроорганизмов каждые 24-48 часов непрерывно обновляется на протяжении всей жизни. Если они погибнут, то, как в случае с пострадавшими в Чернобыле, человек не проживет и больше двух недель. Через две недели тяжело облученный человек будет весь покрыт кровоточащими язвами и гноем и обязательно погибнет. Потому что, исчезнувшая масса микроорганизмов быстро восстановиться не сможет. Удивительно, но весь парадокс в чем: человек может жить без мозга, в коме, например – существовать как биологический объект, если в нем поддерживается постоянство внутренней среды, и жив килограмм микроорганизмов. То есть, как биологический объект человек живет благодаря симбиозу с микробами, он сожительствует с ними. А вот если у него есть душа, сознание и сердце, но микробов в кишечнике нет, – он погибает! Это, конечно, очень грустно, если вспомнить слова Гамлета «Человек подобен Богу…», но в реальности цена его жизни именно такова.
Что же способствует распространению кандидоносительства? Одним из главных факторов, провоцирующих распространение кандид в организме, является неправильное питание. Самый высокий уровень заболеваемости астмой наблюдается в англо-говорящих странах, где уже давно решили все экологические проблемы, но люди злоупотребляют фаст-фудом! А что такое фаст-фуд? Это много хлеба и мало мяса. Это повсеместное явление: характер питания людей стал состоять из огромного количества углеводов. А в этой среде прекрасно размножаются грибки. Кроме того, в англоязычных странах люди злоупотребляют пивом – продуктом дрожжевого брожения. А это тоже прекрасная среда для кандид. В России, по сравнению с ними, пока не очень высокий уровень заболеваемости астмой, но люди начинают перенимать западный образ жизни. И это ужасно! Ещё 20 лет назад мы такого количества дисбактериозов и кандидоносительства в стране не наблюдалось.
Еще одним фактором, способствующим размножению этих вредоносных грибков является бесконтрольное лечение антибиотиками. Ведь в последние десятилетия медицина сильно злоупотребляет ими. Думаю, что многие читатели припомнят хотя бы один случай, когда участковый терапевт при банальной простуде или ОРВИ рекомендовал им «для профилактики» какой-нибудь антибиотик. Да что участковый терапевт! Зайдите в любую аптеку и понаблюдайте, как фармацевты (не имеющие, кстати, на это никакого права!) порекомендуют посетителям «от кашля» антибиотик «посильнее» (ну и, естественно, подороже). Но большинство антибиотиков широкого спектра действия, убивая полезные микроорганизмы кишечника, способствуют появлению и размножению грибковой флоры. Об этом ученые с тревогой писали еще в 50-х годах прошлого века. Поэтому, вот вам, уважаемые читатели, еще один совет:

При простуде, гриппе и ОРВИ никогда не принимайте антибиотики «на всякий случай». А если антибиотик вам назначил врач, попросите его назначить для профилактики кандидоза и дисбактериоза противогрибковые препараты в сочетании с лакто- и бифидо- бактериями!

 Когда я издал свою книгу «Астма. Истинная причина болезни» (ее можно почитать в интернете), и мы провели презентацию, к нам на форум посыпались истории, содержание которых, если опустить все нелицеприятные слова в адрес врачей было приблизительно таким: «Я была беременна, меня лечили антибиотиками, ребенок родился и заболел пневмонией, ему тоже кололи антибиотики, потом у меня обострилась молочница, и теперь у меня астма» То есть, подтверждений правильности наших выводов масса. На пути к истине, как гласит диалектика, мы прошли весь путь – «от живого созерцания к абстрактному размышлению и от него к практике». Сейчас практика сама подтверждает наши выводы, а что скажут официозные «авторитеты» от медицины, не особенно важно Ну, а практические врачи сегодня в общей массе, образно говоря, «не врубились» в то, что было новым еще десять лет назад. А то, что является новым сейчас, может и вообще для них останется неизвестным. Итак, подведем итог:

Истинной причиной и астмы и аллергии являются грибки кандиды. Они могут существовать в организме человека, не вызывая вначале никаких симптомов до тех пор пока не достигнута некая «критическая масса». На фоне обширного размножения этих грибков вначале развивается молочница различной локализации или дисбактериоз, что приводит к переключению иммунитета на эозинофильный (аллергический) путь ответа. А затем после любого воспалительного процесса (ОРВИ, грипп, пневмония, острый бронхит и пр.) формируется бронхиальная астма.

 Сегодня здоровье человека определяется не столько внешней средой, сколько внутренней – их микробами. К сожалению, над этим большинство врачей даже не задумывается. К тому же большинство из них даже не подозревает, что почти ВСЕ системные (аутоиммунные) заболевания могут тоже провоцироваться кандидой! Еще Мечников писал: «В патологии человека основное место занимают эндотоксины кишечника, вырабатываемые патогенными микробами». Все системные заболевания протекают по сходным иммунопатологическим механизмам. Просто точки приложения у них разные. У одних людей – это суставы (ревматоидный артрит), у других – кожа (склеродермия), у третьих – еще что-то.
По самым скромным подсчетам, от астмы ежегодно умирает 1-2 миллиона человек. Мы еще 20 лет назад разработали технологию лечения, которая, если и не всегда излечивает человека от астмы, то, по крайней мере, не даёт ему стать тяжелым инвалидом или умереть. Сомневающийся спросит: неужели это возможно? Отвечу: да, но только не с помощью примитивных стандартов с двумя аэрозолями. Чтобы избавить человека от астмы, нужно знать и учитывать законы ее развития и прогрессирования. Ибо астма, как человек, «рождается», «растет», «взрослеет», «стареет» и «умирает». Но умирает, к сожалению, вместе с пациентом. Об этом мы поговорим в следующей главе.

Глава 6. Воспалительный процесс  и прогрессирование астмы

Кто-то из читателей может решить, что если причиной астмы и аллергии является размножение и воздействие грибков молочницы, значит очищение от них организма избавит человека от этих недугов. К сожалению, это не так. Потому что дальнейшее течение самой астмы связано с прогрессированием в бронхиальном дереве хронического воспалительного процесса и нарушения проходимости дыхательных путей, вызывающих, в конечном итоге, серьезные изменения в легких, приводящих к инвалидности и фатальным исходам.
Воспалительные вещества, самым известным из которых является гистамин, вызывают спазм бронхов, отек внутренней – слизистой оболочки и избыточное образование слизи, которая скапливается в виде пробок. В самом начале заболевания нарушение проходимости бронхов обусловлено преимущественно их спазмом, набуханием и отеком слизистой дыхательных путей. Многие при гриппе испытывали затруднение носового дыхания от отека слизистой носа – точно так же отекает слизистая бронхов, еще больше сужая их просвет. Нарушение проходимости бронхов затрудняет движение слизи, и это проявляется тем, что после приступа возникает кашель и из бронхов откашливается мокрота в виде слизистых пробок.
По мере развития болезни и прогрессирования воспаления, нарушения слизеобразования в бронхиальном дереве еще более усугубляются. Те, кто страдает астмой, сразу вспомнит, что в начале заболевания откашливал совсем не много мокроты, а через несколько лет ее ежедневный объем увеличился. Причина этого заключается в том, что в результате хронического воспаления количество слизистых клеток в бронхиальном дереве увеличивается, по разным данным, в 2-5 и даже в 10 раз. Естественные механизмы эвакуации на этом этапе не справляются с очищением бронхиального дерева, и это приводит к хронической закупорке мелких бронхиальных ветвей вязкой слизью. Привожу данные американского ученого А. Уоннера более чем 30-летней давности: «Недавно такие (слизистые. – авт.) пробки нашли в периферических бронхах детей, болеющих бронхиальной астмой, но находящихся в стадии ремиссии болезни, при взятии биопсийного материала на открытом легком. Пробки чаще встречались в бронхах диаметром одного1 мм, но были и в более мелких» (А. Уоннер. Морфология обструктивных процессов в воздухоносных путях. В кн.: Бронхиальная астма. Под ред. Э. Гершвина. Перевод с английского. М., 1984, с. 112). Но к сожалению, это происходит постепенно и незаметно для больного, и для наблюдающего его врача.
Кроме того, воспалительная реакция слизистой приводит к раздражению чувствительных нервных окончаний и возникновению повышенной реактивности бронхов. Представьте себе, что вы слегка укололи кожу руки. Ощутите ли вы сильную боль? Вряд ли. А вот если уколоть, например обожженную кожу, вы почувствует это сразу и отдернете руку. Вот так и воспаленные бронхи мгновенно реагируют спазмом на все внешние воздействия – холодный воздух, частое дыхание при физической нагрузке, задымленную атмосферу, густой туман и прочее. То есть воспалительный процесс повышает чувствительность – реактивность бронхов на разнообразные внешние воздействия. Отсюда и возникли различного рода мифы, например, о «холодовой аллергии» у человека. И это породило представление о самых разнообразных формах астмы – физического усилия, аспириновой, дисгормональной и прочих. На самом же деле все существующие «особые» формы бронхиальной астмы – это одна и та же болезнь, усугубляющаяся индивидуальными проявлениями: непереносимостью аспирина, физической нагрузки, аллергией к тем или иным веществам, нарушениям гормонального фона и прочие.
Дальнейшее прогрессирование астмы, как правило, связано с присоединением вторичной инфекции в результате частых простуд или острых респираторных заболеваний. Нередко бесконтрольное применение антибактериальных препаратов без рекомендации врачей приводит к формированию нечувствительной практически ко всем антибиотикам микробной флоры, что еще более ускоряет прогрессирование заболевания. Частые обострения инфекционного процесса в дыхательных путях являются причиной хронических воспалительных изменений, формирования склероза по ходу бронхиального дерева, потери эластичности (эмфиземы) и воздушности легочной ткани (пневмосклероза). То есть, к обратимым изменениям стенки бронха (воспалительный отек и набухание слизистой) присоединяются необратимые – деформация и склероз. Необратимые нарушения проходимости бронхиального дерева приводят к развитию дыхательной недостаточности с последующими осложнениями на сердечно-сосудистую систему. Подводя итог вышесказанному, можно дать следующее определение бронхиальной астмы:

ЭТО ХРОНИЧЕСКОЕ БРОНХОЛЕГОЧНОЕ ЗАБОЛЕВАНИЕ, ПРОЯВЛЯЮЩЕЕСЯ ПЕРИОДИЧЕСКИ ВОЗНИКАЮЩИМИ ПРИСТУПАМИ УДУШЬЯ, ЗАТРУДНЕНИЕМ ДЫХАНИЯ ИЛИ КАШЛЯ ВСЛЕДСТВИЕ НАРУШЕНИЯ ПРОХОДИМОСТИ ДЫХАТЕЛЬНЫХ ПУТЕЙ, ВЫЗЫВАЕМЫМИ ПРОГРЕССИРОВАНИЕМ В БРОНХАХ ОСОБОГО ВОСПАЛИТЕЛЬНОГО ПРОЦЕССА.

Особый характер воспаления в бронхах при астме связан с тем, что в нем участвуют не обычные лейкоциты, а их разновидность – эозинофилы, увеличенное количество которых нередко наблюдается в крови астматиков. Именно эозинофильный, а не обычный – нейтрофильный (инфекционный) характер воспаления такой как, например, при бронхите, вызывает у больных астмой выраженный бронхоспазм и воспалительный отек слизистой. А вот дальнейшее прогрессирование болезни: атрофия слизистой бронхов, присоединение вторичной инфекции, появление слизисто-гнойной мокроты, ее застой и нарушения очищения бронхиального дерева – не отличаются от таковых при других хронических легочных заболеваниях. То есть, будучи запущенной, астма живет по общебиологическим законам прогрессирования хронического воспаления и уже существенно не зависит от вызвавшей ее причины.
После всего прочитанного у страдающих астмой может возникнуть вопрос: «В течение длительного времени приступов у меня нет, и если действительно предположить, что в результате постоянно протекающего воспалительного процесса моя болезнь прогрессирует, то почему я этого не ощущаю по самочувствию?» Ответ очень прост: вы приспосабливаетесь к ухудшению вашего состояния путем постепенного снижения физической активности и выносливости. И если вы попробуете свои силы в каком-либо физическом упражнении, то быстро в этом убедитесь. Иногда бывает и наоборот: больные, ведущие активный образ жизни, постоянно тренируя себя физическими упражнениями, вырабатывают выносливость к нарушениям бронхиальной проходимости и потому не ощущают прогрессирования своего заболевания, которое рано или поздно даст о себе знать. Более того, часто наблюдаются случаи так называемой бессимптомной астмы (находящейся на начальном этапе и никак себя не проявляющей) и атипичной формы заболевания, проявляющейся только одним симптомом – постоянным кашлем (или подкашливанием). А проблемы появляются, когда нарушения бронхиальной проходимости становятся несовместимыми с нормальным газообменом: при этом развивается кислородная недостаточность. Но выраженные нарушения газообмена наблюдаются в случае, когда проходимость бронхов составляет всего 10-20% от нормы. В подобных случаях это происходит только через 15-20 лет (а иногда и позже) от начала болезни. И все эти годы субъекты с атипичным течением заболевания наблюдаются у врачей обычно с диагнозом «хронический бронхит», не подозревая о том, что происходит в легких на самом деле. Как же вовремя распознать астму и поставить правильный диагноз? Об этом и пойдет речь в следующей части книги.

  ЧАСТЬ II. КАК ВОВРЕМЯ РАСПОЗНАТЬ АСТМУ?

 В переводе с греческого астма означает «удушье». Поэтому, если у человека наблюдаются удушье или одышка уже можно думать об этом заболевании. А определение «бронхиальная» подразумевает, что одышка или удушье возникают из-за нарушений проходимости бронхов (бронхиальной обструкции). Но даже такая вполне ясная трактовка болезни нередко вызывает много вопросов при ее диагностике, о которых мы вначале и поговорим.

Глава 1. Критерии диагностики астмы

Диагностика астмы не представляет затруднений, если у больного проявляются все симптомы: приступообразный кашель или затруднения дыхания со свистами и хрипами, которые можно услышать без стетоскопа. Как правило после приступа кашля или удушья больной откашливается, а астма на несколько часов, а иногда и дней успокаивается. Однако прежде чем поставить диагноз астмы на основании этих критериев, необходимо провести тщательное обследование для исключения других, опасных для жизни хронических болезней: опухолей легких, различных форм туберкулеза, а также системных заболеваний, одним из проявлений которых могут быть астматические симптомы.
Наиболее важным для постановки диагноза является выявление нарушений легочной функции с наличием спазма бронхов и лабораторное подтверждение эозинофильного (аллергического) характера воспаления. Исследование легочной функции проводится с помощью особых приборов – компьютерных спирометров. Спирометрия основана на представлении о том, что, что воздух из легких выдыхается последовательно: вначале из верхних (трахея и крупные бронхи), а затем из средних и нижних (средние и мелкие бронхи) отделов дыхательных путей. С этой целью записывается и определенным образом обсчитывается кривая максимально мощного и быстрого (на который способен пациент) – форсированного – выдоха.
Микропроцессор компьютерного спирометра в реальном времени вычисляет все показатели обследуемого в процентах от нормальных (зависящих от роста, веса, возраста и пола ) значений и выдает распечатку на бумаге. Главными из них являются скорость форсированного выдоха за первую секунду (ОФВ1).или мощность выдоха, а также скорость воздушного потока на уровне крупных, средних и мелких бронхов (П25, П50 и П75).

 

Рис. 7. Распечатка результатов компьютерной спирометрии

 Многие компьютерные спирометры помимо вычисления показателей дают еще и функциональное заключение, что особенно важно при проведении массовых профилактических обследований. Оценка состояния больного по исходным значениям функции внешнего дыхания носит достаточно приблизительный характер, поскольку не отражает обратимости бронхиальной обструкции. Обратимость бронхиальной обструкции – это показатель, позволяющий оценить, насколько ситуация в бронхиальном дереве контролируется бронхорасширяющими препаратами. Например, при спирометрическом обследовании двух больных с астмой получен одинаковый исходный результат: ОФВ1 = 50% от должных (условно нормальных) значений. Затем с помощью дозированного ингалятора обоим обследуемым дали вдохнуть 1-2 дозы бронхорасширяющего аэрозоля (например, Сальбутамола) и через 20 мин (на пике его действия) повторно провели исследование функции дыхания с помощью спироанализатора. В результате оказалось, например, что у одного из них после Сальбутамола ОФВ1 составил 90% от должных значений, а у второго практически остался прежним и составил 53%. То есть в первом случае нарушение проходимости дыхательных путей почти полностью обратимо бронхорасширяющим препаратом, поскольку связано преимущественно со спазмом бронхиальной мускулатуры. Во втором же случае обструкция необратима и, вероятно, связана с воспалительным отеком слизистой оболочки или обтурацией (закупоркой) просвета бронхов слизью, которая не устраняется бронхорасширяющим препаратом. Такое несложное обследование позволяет оценить степень нарушения проходимости дыхательных путей, выраженность бронхоспазма и обратимость бронхиальной обструкции.
Для индивидуального контроля самочувствия некоторые западные фирмы выпускают небольшие приборы – пикфлоуметры. Эти устройства позволяют измерять пиковую (максимальную) скорость выдоха – ПСВ (согласно международным обозначениям, PEF). Одна из моделей пикфлоуметра представлена на рис. 8.
Сравнив полученный результат с должными значениями (с помощью прилагаемой таблицы), больной может оценить объективно свое состояние: ПСВ >80% – удовлетворительное; ПСВ = 61-80% – средней тяжести; ПСВ = 60% и ниже – тяжелое. Пользуясь пикфлоуметром, пациент может постоянно контролировать свое состояние и, сравнивая последний результат с предыдущим, при необходимости вовремя обращаться к врачу.

 

 

Рис. 8. Индивидуальный пикфлоуметр

 Но следует сказать, что пикфлоуметры по своей конструкции – очень примитивные устройства (поэтому они довольно дешевы – 10-20 US $). Независимо от конкретной модели и фирмы ее производящей принцип их действия одинаков. Он заключается в продвижении механического датчика по градуированной шкале под воздействием максимально мощно выдыхаемого изо рта воздушного потока. Поэтому результаты измерений пикфлоуметрами довольно приблизительны и отражают, по сути, мощность выдоха из верхних отделов дыхательных путей (трахея и крупные бронхи). По своей информационной ценности показатель ПСВ близок к аналогичному спирографическому показателю ОФВ1 (кстати, являющемуся более объективным и точным). Но существенные изменения ОФВ1, как и ПСВ наблюдаются только через несколько лет от начала болезни. Посмотрите на данные из моей книги «Эволюция астмы...» (табл. 1). В первые годы болезни ни ОФВ1, ни ПСВ (цифры в скобках), как правило, не изменяются. И диагностировать имеющиеся нарушения проходимости бронхов можно только по изменению скоростных показателей кривой «поток-объем» с помощью компьютерного спироанализатора.
ТО ЕСТЬ, НА НАЧАЛЬНЫХ СТАДИЯХ БОЛЕЗНИ ВЫЯВИТЬ КАКИЕ-ЛИБО ОТКЛОНЕНИЯ В ФУНКЦИИ ЛЕГКИХ С ПОМОЩЬЮ ПИКФЛОУМЕТРА НЕВОЗМОЖНО!

Таблица 2

Средние значения ОФВ1 и (ПСВ)   у астматиков в зависимости от длительности болезни 

Средняя величина показателя в % от нормы Средняя длительность болезни, лет Обратимость нарушений, %
96 (98)

70 (74)

52 (56)

34 (40)

2-3

9-10

11-15

16 и более
   
100

88

67

56

Я это подчеркиваю в связи с тем, что в последние годы не только в брошюрах для больных, но и в руководствах для врачей культивируется миф о возможности ранней диагностики астмы с помощью пикфлоуметрии. По-видимому, авторы подобных идей под понятием «ранняя диагностика» подразумевают констатацию факта – наличие тяжелой болезни с серьезными нарушениями функции дыхания. И практика показывает, что, несмотря на доступность подобных устройств на Западе, ранняя диагностика болезни и ее объективный контроль остаются проблемой.
Поэтому некоторые зарубежные фирмы начали выпуск индивидуальных спироанализаторов для самостоятельного исследования и контроля функции дыхания. Подобные портативные устройства (размером с обычный пикфлоуметр) сохраняют результаты в памяти и позволяют создать архив базы данных в персональном компьютере для врача. И в отличие от примитивного пикфлоуметра, они позволяют определить около десятка функциональных параметров!
Итак, если у больного наблюдаются: 1) постоянный (или довольно частый) кашель или подкашливание, 2) регулярные или эпизодические затруднения дыхания с появляющимися при этом хрипами, 3) приступы удушья, а при проведении компьютерной спирометрии и фармакологических тестов с бронхорасширяющими препаратами выявлены нарушения бронхиальной проходимости и бронхоспазм, то наиболее вероятный диагноз – бронхиальная астма.
Если при компьютерном обследовании нарушения проходимости бронхов не выявлены можно провести специальные бронхопровокационные тесты, но не с бронхорасширяющими аэрозолями, а с аэрозолями веществ, вызывающих спазм бронхов. Ингаляция этих веществ в бронхиальное дерево потенциального астматика даже в очень малых дозах вызовет нарушение проходимости дыхательных путей с ощущением небольшого затруднения дыхания (не опасного для жизни). У здоровых же субъектов эти тесты будут отрицательными и не вызовут никаких нарушений и неприятных ощущений. Подтверждающим диагноз астмы будет повышение количества эозинофилов крови (до 10% и выше). А дополнительными критериями – повышение уровня иммуноглобулинов Е (Ig E), положительные кожные, иммунологические или радиоизотопные тесты на аллергию. Но как уже говорилось выше астма может сочетаться с положительными тестами на аллергены, а может и нет. Хотя следует обязательно сказать, что в последние годы начинает активно продвигаться идея о том, что астмы без положительных тестов на аллергию не бывает.

 Таблица 3

Частота положительных кожных тестов на аллергены  у здоровых субъектов 

Аллергены
   
Частота положительных
кожных тестов, %
Пыльца трав

Пыльца деревьев

Шерсть кошки

Шерсть собаки

Шерсть лошади

Клещ домашней пыли
34

8

34

20

12

30–32

 Но это не так, хотя бы потому, что у трети здорового населения тесты на аллергены могут быть положительны, но при этом у них нет проявлений ни астмы, ни аллергии. Посмотрите на данные табл. 3 из практического руководства по астме (R. Pauwels, P.D. Snashall. A practical approach to Asthma. CBA Publishing Services. Printed by Adlard & Son Ltd., Dorking, 1986), изданного четверть века назад. К тому же, как известно, нередко у многих людей эти тесты являются ложноположительными.
А в заключение подведем итоги всему вышесказанному.   Бронхиальная астма – это сочетание трех групп признаков:

а) клинических симптомов болезни – кашля (сухого или с мокротой), одышки, затрудненного дыхания или удушья;
б) нарушения легочной функции (бронхиальной обструкции) с положительными тестами, выявляющими спазм мускулатуры или воспалительный отек слизистой бронхов;
в) воспалительного процесса (повышение эозинофилов в крови, наличие эозинофилов или их «осколков» в мокроте)

 И, наконец, еще одно важное замечание. Запомните следующее: 

Если у больного человека выявляются признаки хотя бы из ДВУХ вышеперечисленных групп следует в первую очередь подумать об астме!

 Хотя даже при наличии всех этих проявлений в первые годы болезни некоторые врачи (может быть, и большинство!) из поликлиник по месту жительства будут убеждать вас, что это не астма, а хронический бронхит, прибавляя к этому различного рода определения: «бронхоспастический», «астматический», «астмоидный» «аллергический» и, прочие. Ну а вершиной подобного творчества (а скорее глупости!) можно назвать диагноз «респираторный аллергоз». Хотя встречается и более изысканное словоблудие. Несколько лет назад я встретил врача – «иммунолога-пульмонолога», который придумал не только новую специальность для себя, но и новую болезнь для своих пациентов под названием «астматизация на фоне бронхита»! Фамилия этого «новатора» – Черносвитов. Наверное, и не стоило об этом вспоминать, если бы подобные диагностические «изыски» не встречались так часто.
А в заключение хочу добавить, что очень многие поликлинические врачи даже не догадываются, что не все болезни с кашлем и мокротой можно назвать бронхитом. Поэтому давайте обсудим, что же такое болезнь с названием «бронхит» и чем он отличается от бронхиальной астмы.

Глава 2. Чем астма отличается от бронхита

 Просматривая амбулаторные карты больных астмой, побывавших ранее на приеме у самых разных врачей, иногда встречаешь явно чрезмерный для одного пациента набор диагнозов. В качестве примера можно привести «заключение», дословно переписанное мной из консультативного заключения от «ведущего» института: «Бронхиальная астма, тяжелое персистирующее течение, гормонозависимая Аллергия на бытовые и пыльцевые аллергены. Хронический обструктивный бронхит. Диффузный пневмосклероз. ДН II (дыхательная недостаточность 2-й степени). Легочное сердце».
А иногда складывается впечатление, что некоторые врачи, скрывая профессиональное бессилие, просто вписывают в карту все, что приходит им в голову. Особенно удивляет смешение диагнозов «бронхиальная астма» и «хронический бронхит». Подобное встречается на каждом шагу, причем с самыми различными формулировками – «необструктивный», «обструктивный», «гнойный» и пр. Давайте же попробуем разобраться в целесообразности, а скорее в нелепости сочетания совершенно различных болезней – астмы и бронхита. Что собой представляет бронхиальная астма, критерии ее диагностики и классификации мы обсудили выше.
А что же такое хронический бронхит? Существующее в настоящее время определение этого заболевания подразумевает, что в его основе лежит поражение слизистой бронхов с чрезмерной секрецией слизи в дыхательных путях, проявляющееся хроническим или рецидивирующим кашлем с отделением мокроты. Под понятием «хронический», по определению экспертов ВОЗ, подразумевается процесс, «имеющий большинство дней, по крайней мере, три месяца в году, в течение, по крайней мере, двух лет». Подобное на первый взгляд достаточно простое определение, с одной стороны, дает основание практическому врачу, руководствуясь формальными критериями – кашлем и отделением мокроты, поставить диагноз хронического бронхита, а с другой стороны, позволяет ему совершить ошибку, не распознав более тяжелое заболевание, например астму. А в самых распространенных случаях врачи, особенно не задумываясь, совмещают в заключении оба этих заболевания. К сожалению, в абсолютном большинстве случаев подобный подход является неправильным. Почему же я беру на себя смелость высказать такое мнение? Да потому, что практически при всех острых и хронических заболеваниях легких (пневмониях, туберкулезе, профессиональных болезнях – силикозе, антракозе и пр., опухолях, муковисцидозе и многих других), в том числе и бронхиальной астме, наблюдаются кашель и откашливание мокроты. И согласитесь, что было бы довольно нелепо сформулировать, например, такой диагноз: «Рак легкого. Хронический бронхит», только на основании того, что онкологический больной откашливает мокроту в течение трех месяцев в году и на протяжении двух лет.
Наблюдательные врачи еще пару столетий назад точно подметили наличие мокроты и изменчивость ее характера при различных легочных заболеваниях. Мокрота ржавого цвет может откашливаться при крупозной пневмонии, ярко-желтого (канареечного) – при аллергических процессах в легких, черного – у шахтеров угольных шахт при профессиональных заболеваниях. А мокрота цвета малинового желе – признак распадающегося рака легкого. Характер мокроты дает представление и об особенностях патологических процессов в дыхательных путях. Зеленая мокрота – признак выраженного застоя при нарушении бронхиального дренажа – наблюдается при бронхоэктатической болезни, гнойном или гнойно-обструктивном бронхите, муковисцидозе. Некоторые легочные заболевания характеризуются наличием различных микроскопических элементов в бронхиальном отделяемом. Наличие большого количества эозинофилов и продуктов их распада – кристаллов Шарко-Лейдена в сочетании со спиралями Куршмана (являющимися, как оказалось, слепками мелких бронхов), подтверждает диагноз астмы. Можно перечислить еще немало характерных признаков, позволяющих по анализу мокроты уточнить диагноз заболевания, а не формулировать стандартное заключение – «хронический бронхит».
На факт, что все легочные заболевания связаны так или иначе с кашлем и отделением мокроты, обращал внимание еще в XIX веке известный русский врач Г.И. Сокольский. То есть, все легочные заболевания связаны с симптомами бронхита. Но «бронхит», как кашель с мокротой, сопровождающий всю хроническую бронхолегочную патологию (в том числе и астму), и бронхит как самостоятельное заболевание – это совершенно различные понятия. В чем же сущность этого различия? В главном – характере воспаления: при астме, как говорилось выше, оно носит эозинофильный (аллергический) характер, а при бронхите – нейтрофильный (инфекционный). Причем, как уже было сказано, в периоды эпидемий респираторных заболеваний одним из осложнений у больных астмой может быть присоединение вторичной инфекции, ухудшающей ее течение. Но даже при этом, несмотря на откашливание большого количества слизисто-гнойной мокроты, маскирующей наличие эозинофильных элементов, их удается обнаружить при микроскопическом исследовании. Как правило, они появляются при стихании обострения вторичного инфекционного процесса. Респираторная инфекция может сыграть роль механизма, запустившего астму. В подобных ситуациях часто диагноз формулируется как астматический бронхит, хотя по сути – это уже астма, а характер воспаления при этом, как правило, также эозинофильный.
А при хроническом бронхите инфекция является основной причиной болезни, определяющей и ее характер, и ее течение. От агрессивности инфекционного агента зависит и скорость прогрессирования болезни, и частота ее обострений, формирование и характер обструкции дыхательных путей, основным патологическим механизмом которой является не бронхоспазм с воспалительным отеком слизистой, а механическая обтурация (закупорка) бронхов слизисто-гнойным или гнойным содержимым. Нередко при бронхите выявляется и бронхоспазм, но степень его выраженности по сравнению с астмой незначительная. При астме же накопление и последующее откашливание мокроты на начальных стадиях болезни определяется тем, что сужение просвета мелких бронхов в результате их спазма и отека затрудняет работу очищающего бронхи «эскалатора». Поэтому назначение бронхорасширяющих и противовоспалительных средств на начальном этапе болезни может устранить эту проблему. Другой вопрос в том, что через 5-10 лет болезни никакие противовоспалительные и бронхорасширяющие средства не помогут освободить дыхательные пути от избытка слизи, которой вырабатывается уже в несколько раз больше, чем в самом начале болезни. К сожалению, врачи этого не понимают и, как я уже говорил, продолжают прописывать больным лекарства в аэрозолях, которые не действуют, потому что просто-напросто откашливаются из бронхов вместе с мокротой.
Подведу итог следующим образом: бронхит как самостоятельное заболевание и кашель с мокротой, сопровождающий другие болезни легких – это совершенно различные явления. И для того, чтобы поставить диагноз «хронический бронхит», необходимо вначале исключить все болезни легких, в том числе и астму! Ну а как уточнить клиническую форму хронического бронхита и проводить лечение, мы обсуждать не будем. Это – предмет отдельной книги, которую я, может быть, когда-нибудь еще напишу.

Глава 3. ХОБЛ – «страшилка» для астматиков

Когда врач хочет скрыть свою профессиональную беспомощность, он вспоминает про какую-нибудь неизлечимую болезнь. Ведь тогда можно, важно надувая щеки, объявить больному: «медицина здесь бессильна»! Этому, собственно, и служит в одна из нынешних медицинских страшилок – хроническая обструктивная болезнь легких, или сокращенно именуемая «ХОБЛ».
ХОБЛ – это, образно говоря, мусорный бак пульмонологии, наполненный самыми разными симптомами и синдромами. Здесь и эмфизема легких, и пневмосклероз, и бронхиальная обструкция, и дыхательная недостаточность. Это очень «удобный» диагноз для того, чтобы объявить тяжелому больному, с которым врачу не хочется заниматься (к сожалению бывает и такое!), что его болезнь неизлечима, поскольку в легких сформировались необратимые изменения, перечисленные выше. И тогда больной человек может рассчитывать только на баллончик с бронхорасширяющим аэрозолем, да на кислородотерапию. Думаю, многие видели в жизни или в кинофильме, как человек, прикованный к инвалидной коляске, прикладывается к кислородной маске. Конечно, это ужасно! Но еще более ужасно то, что диагноз «ХОБЛ» безответственные врачи, нередко приклеивают, как ярлык, тяжелым астматикам, которым можно было бы еще помочь. Почему же такое происходит? Попробуем в этом разобраться. А для начала я расскажу, что же это за болезнь – ХОБЛ. Ведь в действительности эта болезнь не миф, она существует. Другой вопрос в том, что некоторые «эскулапы» прикрываются ею, когда не хотят или не могут человеку реально помочь.
Во-первых, ХОБЛ – это болезнь, которая в подавляющем большинстве случаев развивается у курильщиков с большим стажем. «Большой стаж» – подразумевает длительность курения свыше 20-40 лет. Ведь только за такой длительный период времени в легких под воздействием табачного дыма возникают тяжелые изменения: необратимые нарушения проходимости мелких бронхов, эмфизема и пневмосклероз. В результате этих изменений серьезно страдает дыхательная система: необратимо снижается объем легких, вплоть до 35-45% от нормы, проходимость дыхательных путей не обеспечивает достаточной вентиляции, а человек при этом испытывает одышку и задыхается от недостатка кислорода. Все это развивается исподволь и сначала ощущается только при физической нагрузке, а впоследствии и постоянно, даже в покое. Помочь таким больным удается весьма редко, и они погибают впоследствии от легочно-сердечной недостаточности.
Первоначально все начинается с повреждения слизистой дыхательных путей. Представьте себе, что изнутри поверхность нормальных бронхов выглядит как ровный английский газон. Это бронхиальный эпителий, покрытый многочисленными ресничками. А при курении вся слизистая дыхательных путей «выжигается», как трава на газоне. Ведь дым, который вдыхает курильщик, достигает температуры 150 градусов.
И если подсчитать поверхность слизистой дыхательных путей, то окажется, что клетки слизистой оболочки выжигаются на территории 5-10 кв. метров! Поверхность кожи человека, для сравнения, 1-2 кв. метра. Вспомните, как страдают люди при ожогах: развивается интоксикация, отказывают почки. А у курильщика эта трагедия разыгрывается на площади, в пять раз превышающей площадь тела! Слизистая бронхов, конечно, не так обожжена, как кожа при пожаре, но, тем не менее, становится проницаемой как фильтровальная бумага для всех вредных веществ, которые попадают на ее поверхность с вдыхаемым воздухом. К тому же она плохо реагирует на многие лекарства, которые можно было бы использовать.
Можно ли восстановить этот «выжженный» эпителий? Вспомните кожу человека после пожара – она никогда не вернется к первоначальному состоянию. И если даже курящий человек вовремя «завязал» с этой привычкой, то организму потребуется не менее 10-15 (!) лет, чтобы ЧАСТИЧНО устранить последствия курения. Я уже не говорю о том, что курение вызывает не только ХОБЛ, но и рак легкого. Всем известно, что 99% заболевших раком легкого – курильщики. Так что, тем, кто курит, стоит подумать, не пора ли расстаться с сигаретой? Особенно это касается курящих астматиков. Многие из них продолжают курить по простой причине: сигарета облегчает их состояние. Парадокс? Не совсем! Все дело в том, что никотин, поступающий в организм астматика приводит к значительному выбросу в кровь адреналина, который снимает спазм и отек бронхов, облегчая дыхание и откашливание мокроты. И часто в своей практике я сталкивался с такими людьми, которые ни за что не хотели расставаться с сигаретой именно по этой причине.
Кстати говоря, наибольшие шансы получить от врача ярлык «ХОБЛ» со словами сочувствия о том, что «медицина бессильна» имеются у КУРЯЩИХ АСТМАТИКОВ. Бывает так, что человек курит всего лет пять, да к тому же у него астма. В подобных случаях болезнь развивается по пути, связанному с закупоркой бронхов слизью, когда неэффективна та самая пара заветных аэрозолей, объявленных во всем мире «золотым стандартом» в лечении астмы. И врач, не обременяя себя долгими размышлениями на основании всего двух критериев – курения и неэффективности «стандартной» терапии записывает курящего астматика в группу обреченных страдальцев с ХОБЛ. Вот так!
Можно еще добавить, что эффективность «золотых стандартов» по лечению астмы оказалось крайне низкой. По данным научных исследований комбинации бронхорасширяющих и гормональных аэрозолей (конечно, это в первую очередь агрессивно продвигаемые Серетид и Симбикорт) способны контролировать астму лишь в 5-10% случаев! А у остальных больных они просто БЕСПОЛЕЗНЫ! Об этом писали за рубежом еще лет десять (!) назад. И представьте себе, что наши «генералы» от астмы все эти годы продвигали заведомо неэффективное лечение. Потому что их «кормильцам» – фармфирмам, все равно нужно продавать свои препараты в России. Но это тема уже другого разговора. Вернемся снова к ХОБЛ.
Считается, что ХОБЛ может возникнуть и у некурящего человека на фоне длительного хронического легочного заболевания (хронического бронхита, бронхиальной астмы и прочих). Наверное, это можно допустить, но только с небольшой поправкой: ХОБЛ, как исход бронхиальной астмы, может развиться только в случае НЕПРАВИЛЬНОГО или заведомо НЕЭФФЕКТИВНОГО лечения в результате НЕКОМПЕТЕНТНОСТИ врача. Правда, потом это будет трудно доказать! К счастью, это может произойти только через 30-40, а то и все пятьдесят лет! Только через несколько десятилетий в легких формируются тяжелые необратимые изменения. И запомните следующее:  
Если какой-то врач ставит подобный диагноз человеку, который никогда не курил и болеет астмой всего 5-10 лет, то это полная чушь! Бегите от него подальше, ибо его дальнейшие действия могут вам только НАВРЕДИТЬ!
И тогда вам остается одно: вспомнить известный афоризм: «Спасение утопающих – дело рук самих утопающих!». А затем приступить к чтению следующей части книги – «АСТМА? ПОМОГИ СЕБЕ САМ!»  Но  для  этого  придется  купить  печатный  экземпляр!